Основные положения международного права вооружённых конфликтов
Работа добавлена: 2015-12-12





КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине: «Международное право»

Основные положения международного права вооружённых конфликтов

ПЛАН

Введение…………………………………………………………………………..3

1. Понятие права вооруженных конфликтов…………………………………..4

2. Основные положения международного права вооруженных

конфликтов………………………………………………………………………..8

Заключение……………………………………………………………………….15

Список литературы………………………………………………………………16

Введение

Согласно положениям Устава ООН и в соответствии с основными принципами международного права государства должны решать международные споры мирными средствами. Однако современное международное право допускает возможность правомерного применения вооруженных сил (самооборона от агрессии, применение вооруженных сил ООН, реализация права на самоопределение).

В международном праве имеется большое число норм, регламентирующих общественные отношения в период вооруженных конфликтов. Объем и качество регулирования этих отношений позволяют говорить о существовании самостоятельной отрасли международного права, которая определяет допустимость средств и методов ведения войны, обеспечивает защиту жертв вооруженных конфликтов, устанавливает взаимоотношения между воюющими и невоюющими государствами и т.д. Эта отрасль получила название — право вооруженных конфликтов.

Традиционно до конца XIX в. основную роль в регламентации права вооруженных конфликтов играли международные обычаи. Однако в настоящее время основной массив норм права вооруженных конфликтов составляют нормы международных договоров.

Международное сотрудничество в сфере вооруженных конфликтов развивается в настоящее время по следующим основным направлениям:

- предотвращение вооруженных конфликтов;

- правовое положение участвующих и не участвующих в конфликте государств;

- ограничение средств и методов ведения войны;

- защита прав человека в период вооруженных конфликтов;

- обеспечение ответственности за нарушение норм международного права.

1. Понятие права вооруженных конфликтов

Предметом регулирования этой отрасли международного права являются международные отношения, складывающиеся между воюющими сторонами в ходе ведения вооруженной борьбы.

Право вооруженных конфликтов – система юридических норм и принципов, применяемых как в международных, так и в немеждународных вооруженных конфликтах, запрещающих или ограничивающих использование определенных средств и методов ведения вооруженной борьбы, обеспечивающих права индивида в ходе этой борьбы и устанавливающих международно-правовую ответственность государства и уголовную ответственность физических лиц за их нарушение.

Право вооруженных конфликтов имеет свою систему, включает следующие разделы: понятие, источники, нормы и принципы; временные и пространственные ограничения применения средств и методов вооруженной борьбы; юридическая защита законных прав воюющих (комбатантов) и гражданского населения, а также гарантии осуществления их статуса. Нормы и принципы права вооруженных конфликтов регулируют временные и пространственные пределы ведения вооруженной борьбы, а также применение тех или иных средств и методов ее ведения.

В традициях некоторых зарубежных школ прошлого считалось, что вооруженная борьба – это фактическое применение силы, которое не поддается действию каких-либо юридических норм, ограничивающих воюющие стороны. Остатки этой убежденности сохранились и по сей день. Однако любая война порождается политикой. И по ходу истории становится все более очевидным, что война абсолютно недопустима в качестве политического средства. Агрессивная война с точки зрения международного права – международное преступление. Так, ст. 6 Устава Международного военного трибунала к числу международных преступлений относит планирование, подготовку, развязывание и ведение агрессивной войны.

В резолюции ГА ООН от 14 декабря 1974 г. дано определение агрессии. Согласно этому определению, под агрессией понимается применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности и политической независимости другого государства или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом ООН (ст. 1). Определение содержит как общее понятие вооруженной агрессии, так и указания на конкретные действия, совершение которых составляет акт агрессии. К таким действиям относятся:

a) вторжение вооруженных сил одного государства на территорию другого, любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее;

b) применение любого оружия одним государством против территории другого государства;

c) блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства;

d) нападение вооруженных сил одного государства на вооруженные силы другого государства;

e) применение вооруженных сил одного государства, находящихся по соглашению на территории другого государства, в нарушение условий, содержащихся в соглашении;

f) предоставление своей территории другому государству в целях использования ее для совершения актов агрессии против третьих государств;

g) засылка одним государством вооруженных банд, групп, наемников, которые осуществляют акты применения вооруженных сил против другого государства (ст. 3). Никакие соображения политического, экономического или военного характера не могут служить оправданием акта агрессии (ст. 5, п. 1). Агрессивная война является преступлением против международного мира и влечет за собой международную ответственность (ст. 5, п. 2). Никакое территориальное приобретение или особая выгода, полученная в результате агрессии, не являются и не могут быть признаны законными (ст. 5, п. 3).

Предмет регулирования права вооруженных конфликтов включает международный вооруженный конфликт и вооруженный конфликт немеждународного характера.

Международный вооруженный конфликт – это вооруженное столкновение двух или нескольких сторон, обладающих международной правосубъектностью, в котором участвуют вооруженные силы:

а) суверенных государств;

б) национально-освободительного движения и метрополии;

в) восставшей или воюющей стороны (признанной в этом качестве) и соответствующего государства.

Борющаяся нация может вступать в сношения с государствами и международными организациями, заключать с ними международные соглашения (в том числе и по военным вопросам), обмениваться с ними официальными представителями. Дополнительный протокол I (1977) распространяет свое действие не только на войны между государствами, но и на вооруженные конфликты, в которых народы ведут борьбу против колониального господства и иностранной оккупации и против расистских режимов в осуществление своего права на самоопределение (ст. 1).

Вооруженный конфликт немеждународного характера – это вооруженное столкновение, которое не подпадает под ст. 1 Дополнительного протокола I и происходит на территории какого-либо одного государства между его вооруженными силами и антиправительственными организованными вооруженными группами, которые, находясь под ответственным командованием, осуществляют контроль над частью его территории, позволяющий им осуществлять непрерывные и согласованные военные действия и применять положения Протокола II (Дополнительный протокол II, ст. 1, п. 1).

Выделяются следующие критерии вооруженного конфликта немеждународного характера, отличающие его от международного конфликта:

- наличие враждебных организованных действий между противоборствующими силами. Характеризующим признаком этого критерия являются политические цели противоборствующих сил;

- фактическое участие в боевых действиях вооруженных сил (в том числе полиции) и применение оружия;

- коллективный характер выступлений. Это значит, что отдельные, спорадические, анархистские антиправительственные выступления, случаи нарушения внутреннего порядка, возникновение обстановки внутренней напряженности (беспорядки) не могут быть отнесены к категории вооруженного конфликта немеждународного характера;

- элемент организации. Это относится в первую очередь к повстанцам, которые должны создавать органы власти, ответственные за поведение повстанческих сил;

- обладание частью территории соответствующего государства. Повстанцы должны не только обладать частью территории, но и эффективно осуществлять на ней функции власти, в том числе планировать и вести военные действия.

Перерастание вооруженного конфликта немеждународного характера в международный вооруженный конфликт может произойти в результате иностранной военной интервенции в нарушение норм международного права. Интервенция в поддержку одной стороны вынуждает другую сторону прибегнуть к такой же внешней поддержке.

Субъектами права вооруженных конфликтов являются суверенные государства, борющиеся за свою свободу и независимость народы и нации, некоторые международные межправительственные организации (ООН, ОДКБ, СНГ, НАТО и др.).

Источники права вооруженных конфликтов как специфической отрасли современного международного права значительно кодифицированы.

Наибольшее значение из ныне действующих международно-правовых актов, в которых сформулированы нормы и принципы этой отрасли права, имеют Гаагские конвенции (1907), Женевские конвенции (1949). В отличие от норм Гаагских конвенций («право Гааги») нормы Женевских конвенций («право Женевы») применимы к последствиям военных действий; они носят императивный характер; на них не распространяется «принцип взаимности», т. е. воюющая сторона не может отказаться от их соблюдения, если даже другая воюющая сторона их нарушает; важность норм подчеркивается еще и тем, что они не могут быть денонсированы в ходе вооруженных конфликтов.

2. Основные положения международного права вооруженных конфликтов

Международное право вооружённых конфликтов — совокупность международных договоров, регулирующих применение войны в качестве инструмента разрешения споров, отношения воюющих сторон между собой и с нейтральными государствами, а также ограничивающих методы и средства ведения войны.

Международное право вооруженных конфликтов кодифицировано в Женевских и Гаагских конвенциях, резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН и других документах.

Состояние войны влечет за собой определенные юридические последствия в соответствии с международными договорами. Состояние войны выражается не только в открытой вооруженной борьбе государств, но и в разрыве мирных отношений между ними (дипломатических, торговых и др.)

В соответствии с III Гаагской конвенцией 1907 г., состоянию войны обязательно должно предшествовать предупреждение в форме обоснованного объявления войны или ультиматума с условным объявлением войны. О состоянии войны должны быть немедленно уведомлены нейтральные державы.

В современном мире войны, как правило, не объявляются, но это не является препятствием для применения правовых норм, характерных для военного времени. В то же время объявление войны не снимает ответственности с агрессора, если оно было несправедливым.

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 3314 от 14 декабря 1974 г. определяет следующие действия как акты агрессии (независимо от того, объявлена война или нет):

· вторжение вооруженных сил на территорию другого государства, её аннексия или оккупация (даже временная);

· бомбардировка или применение другого оружия против территории другого государства;

· блокада портов или берегов другого государства;

· нападение на вооруженные силы другого государства;

· применение вооруженных сил, находящихся на территории другого государства по соглашению с последним, в нарушение условий соглашения, а равно пребывание их на территории другого государства по истечении срока соглашения;

· предоставление государством своей территории для осуществления агрессии третьим государством в отношении другого государства;

· засылка вооруженных банд, групп, наемников и т. п. от имени государства, которые осуществляют акты вооруженной борьбы против другого государства, по серьезности сопоставимые с предыдущими пунктами.

При наступлении состояния войны государство отвечает за то, чтобы граждане неприятельского государства, пользующиеся иммунитетом, в кратчайшие сроки покинули его территорию. К гражданам неприятельского государства, не обладающим иммунитетом, могут быть приняты меры ограничения свободы передвижения, вплоть до интернирования.

Права и обязанности держав, являющихся нейтральными по отношению к конфликту, определяются V Гаагской конвенцией 1907 г.

Территория нейтральных государств считается неприкосновенной. Воюющим сторонам запрещается использовать её для перемещения войск, военных грузов и для установки оборудования связи. Запрещается проводить вербовку на территории нейтрального государства. Последнее, со своей стороны, обязано не допускать нарушения её нейтралитета со стороны воюющих государств.

В случае если на территории нейтрального государства появляются войска воюющих сторон, оно обязано их интернировать на территории, находящейся как можно дальше от театра войны. При этом оно имеет право отпустить офицеров под честное слово не покидать нейтральной территории. В случае если на территории нейтрального государства окажутся военнопленные, бежавшие из мест содержания, оно обязано их освободить.

Вооруженные силы государства, чтобы пользоваться правами, определенными международными договорами, должны удовлетворять следующим условиям:

· находиться под командованием человека, отвечающего за их действия;

· иметь знаки различия;

· открыто носить оружие;

· уважать законы и обычаи войны.

С точки зрения международного права вооруженные силы воюющих государств делятся на комбатантов (сражающихся) и некомбатантов (несражающихся). К последним относится, например, медицинский персонал. Право применять оружие закреплено только за первыми.

Мирные жители, спонтанно схватившиеся за оружие при приближении врага, также получают статус комбатанта.

Комбатанты, попавшие во власть неприятеля, имеют право на статус военнопленного.

Права и обязанности военнопленных регулируются IV Гаагской конвенцией 1907 г. и III Женевской конвенцией (принята в 1929 г., пересмотрена в 1949 г.).

Статусом военнопленного обладает любой комбатант, попавший во власть неприятельского государства. Нарушение данным лицом международных норм ведения военных действий не является основанием для лишения его этого статуса, кроме случаев, когда оно нарушает условие, согласно которому любой комбатант должен, открыто носить оружие во время столкновения и во время развертывания в боевые порядки, предшествующие столкновению.

Необходимо заметить, что наемники вообще не имеют права на статус комбатанта, а значит, и военнопленного.

Вопросы, связанные с защитой мирного населения и мирных объектов во время вооруженных конфликтов, регулируются I протоколом к Женевским конвенциям 1949 г.

В соответствии с этим протоколом запрещается:

В то же время, наличие мирного населения в определенном месте не является препятствием для проведения военных операций в этом месте. Использование мирного населения в качестве «живого щита» прямо запрещено.

В протоколе также указано, что при планировании и проведении военных операций необходимо постоянно заботиться о том, чтобы избежать жертв среди мирного населения или, в крайнем случае, минимизировать их.

IV Гаагская конвенция 1907 г. вводит норму, согласно которой право воюющих сторон применять средства поражения противника не является неограниченным.

Согласно этой конвенции, а также дополнительным протоколам к Женевским конвенциям 1949 г., запрещено:

Кроме того, запрещается использовать подданных неприятельской державы против их страны, даже если они состояли на военной службе в этом государстве до начала войны.

Запрещено атаковать незащищенные города, селения и здания.

Во время осады или бомбардировки необходимо заботиться о том, чтобы по возможности не пострадали здания, предназначенные для нужд религии, искусства, науки, благотворительности, а также госпитали, памятники истории и места сбора раненых и больных, если только эти здания не используются в военных целях.

Грабеж и мародерство запрещены.

Территория государства считается оккупированной, если фактическая власть на ней перешла в руки вражеской армии. Вопросы, связанные с оккупацией, регулируются IV Гаагской конвенцией 1907 г.

С переходом фактической власти на территории к оккупационной администрации последняя обязана сделать все от нее зависящее для восстановления общественного порядка и спокойствия. Законы, прежде установленные на данной территории, должны сохранять свою силу, если только обратное не продиктовано крайней необходимостью. Права семьи, отдельных лиц и частная собственность должны быть уважаемы.

Запрещено принуждать население оккупированной территории к выдаче информации об армии воюющей стороны и об его способах обороны. Запрещено принуждать население присягать на верность неприятельской державе. Запрещено наказывать лиц за деяния, которые они не совершали (коллективные наказания).

Грабеж, безусловно, воспрещен. Если неприятельское государство собирает на территории установленные законной властью налоги, оно должно руководствоваться существующими правилами налогообложения и нести расходы в размерах, соответствующих размеру расходов законного правительства на данной территории. Контрибуция может быть взимаема только на основе распоряжения начальствующего командира, при этом плательщикам контрибуции должна выдаваться расписка.

Армия, занимающая область, имеет право завладеть деньгами, фондами, долговыми требованиями и другими активами, принадлежащими непосредственно государству, которые могут быть использованы в военных целях. В то же время собственность общин, религиозных, художественных, образовательных, научных и благотворительных учреждений приравнивается к частной, даже если последние принадлежат государству. Захват, повреждение или уничтожение подобных учреждений, а равно уничтожение исторических, культурных и научных ценностей, запрещаются и должны преследоваться

Международным правом установлена не только личная ответственность за военные преступления и преступления против человечности, но также и командная ответственность. Статья 86 I протокола к Женевским конвенциям 1949 г. утверждает, что командир несет ответственность за нарушения конвенций подчиненными в том случае, если он знал о возможности совершения ими преступлений, но не принял необходимых мер для их предотвращения.

Для того, чтобы не создавать отдельный трибунал для каждого конфликта, в 1998 г. было решено создать Международный уголовный суд, в компетенции которого находятся военные преступления, для которых определена универсальная юрисдикция. В 2002 г. договор о его создании вступил в силу. Однако, многие страны (включая Россию, США и Китай) не подписали или не ратифицировали его. Более того, США, пользуясь лазейкой в договоре, заключили со многими странами двусторонние соглашения о невыдаче американских граждан Международному уголовному суду (часто, но не всегда такие договоры содержали также встречное обязательство со стороны Соединённых Штатов не выдавать граждан второго государства).

Заключение

Международное право вооруженных конфликтов — это совокупность международно-правовых норм и принципов, регулирующих защиту жертв войны, а также ограничивающих методы и средства ведения войны.

Международное право вооружённых конфликтов кодифицировано в Гаагских Конвенциях, Женевских Конвенциях о защите жертв войны 1949 г. и Дополнительных Протоколах к ним 1977 г., резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН и других документах.

Отдельные ограничения, установленные международным правом вооруженных конфликтов, распространяются и на вооружённые конфликты немеждународного (внутреннего) характера.

один выстрел по движущимся теням серого цвета. Второй выстрел оказался точнее. Получив пулю в бок, один из волков лишился возможности передвигаться на четырех конечностях. То была самка. Опершись на передние лапы, раненая волчица пыталась подняться, но не смогла. Увидев, что его подруга ранена и не может бежать, волк вернулся.

Волки являются не только злобными и мстительными хищниками, но и преданными своему сословию, своему клану, что и произошло в данном случае. Кружа вокруг погибающей самки, рыча и скалясь, волк понимал – она обречена, но до последнего не покидал ее. Очередной выстрел опрокинул хищницу на землю. И тогда волк пошел в атаку на охотника. Рыжик-Пыжик не мог и представить себе, что хищник пойдет на такое. Замешкавшись, он. В последний момент волк чуть уклонился в сторону, и пуля лишь взрыхлила землю. Совершая прыжок, зверь метил в горло своего злейшего врага. Волчья пасть лишь сомкнулась на запястье охотника, так как тот, инстинктивно защищаясь, поднял руку. Рыжик-Пыжик отчетливо представил себе – если волк свалит его на землю, то начнет рвать зубами не только руку, и попытается достать до горла. Нащупав на поясе рукоятку ножа, человек не без труда выхватил его и, улучшив момент, проткнул брюхо зверя. Затем еще раз. Раненый матерый волк, оставив охотника, на брюхе семеня лапами, сполз со склона в сторону волчицы.

Достигнув ее, теряя последние силы, волк положил свою отяжелевшую голову на шею уже погибшей подруги. Охотник не стал добивать волка, зная, что тому не выжить. Не обнаружив рядом своей собаки, Рыжик догадался – она бросилась в погоню за третьим зверем. Но в какую сторону.

Джокер понял: волчица приближается не с целью познакомиться поближе и не с мирной целью. Злобный оскал зверя недвусмысленно предлагал принять к сведению – компромисса не будет, а будет жесткий диалог. Волки практически всегда действуют по одному и тому же сценарию. В любом случае, преследуя жертву или встречая яростное сопротивление зверя, как можно быстрее вцепиться в горло, стиснуть челюсти на шее бульдожьей хваткой и держать до тех пор, пока зверек не ослабнет и не затихнет. Овчарка была натаскана опытным кинологом и решала свои задачи, как того требовали «инструкции», полученные ею во время «учебы». Не доходя до пса нескольких волчьих шагов, волчица бросилась на представителя семейства собачьих. Уже в полете лесной зверь понял, что промахнулся, так как его клыки клацнули впустую. Джокер в последнюю секунду ушел в сторону. Он мог бы ринуться на приземляющуюся волчицу, но не стал этого делать. Погоня за ней столь утомила собаку, что она решила приберечь силы. Каждое мгновение отдыха имело немаловажное значение.

У волчицы были совершенно противоположные намерения. Разделаться с этой сделав большой круг, вернуться к логову. В том, что это возможно, она не сомневалась. Второй прыжок на пса после приземления стал для волчицы неожиданным и противоестественным. Едва коснувшись почвы передними лапами (волчица снова промахнулась), она почувствовала на своей шее зубы овчарки. Челюсти пса не были столь мощные, как у волка, но держали надежно, хотя это давалось довольно трудно. Все попытки волчицы освободиться не приносили результата. Она волочила пса по земле, опрокидывалась на спину, пытаясь своим весом ослабить хватку собаки, но та упорно продолжала держать волка в тисках, ограничивая его действия. Волчица понимала: нужно как можно быстрее освободиться: в любой момент может появиться страшный охотник. После небольшой передышки волчица снова и снова пыталась сбросить небольшого раздумья, Рыжик двинулся в сторону бросившегося в погоню своего пса за волчицей. В том, что это так, он не сомневался. Спасаясь от погони, не только волки, но и другие звери стараются уйти и затеряться между нагромождениями камней, бурелома, цепких разросшихся кустарников и потому маршрут волчицы для охотника не представлял трудно разрешимой задачей.

Уже сорок приметам он догадался – они где-то рядом. Не могли они дальше уйти. Или волчица, обладая большей выносливостью, оторвалась от погони и пес вынужден вернуться, или случилось худшее – сцепились в схватке. Второй вариант никак не устраивал Рыжика. Он понимал – собака может оказаться слабее. Остановившись, охотник какое-то время прислушивался, пытаясь услышать малейший звук, исходящий от Джокера, волчицы или иных источников. Все было тихо. До рассвета еще было далеко. Луна лишь слабо освещала одинокие редкие сосны, скальные породы, склоны небольших оврагов. Рыжик стал спускаться в низину. По его представлению звери пошли именно по этому пути. Низина заканчивалась перелеском, а за ним речушка «Ленка», как  ее называли местные жители, по берегам заросшая болотной растительностью, ассоциируя ее с большой рекой Леной. В жаркое лето она практически полностью пересыхала. Лишь небольшой ручеек, петляя меж камней, напоминал аборигенам о ее присутствии.

Не доходя до речушки около сотни метров, охотник остановился. Какое-то смутное чувство подсказывало ему – туда идти не стоит – их там нет. Тишина давила на мозг, на психику. Необъяснимая тревога неизвестного свойства не девала сосредоточиться – требовала выхода.

Охотник взвел оба курка и выстрелил дуплетом. В полнейшей тишине выстрелы показались довольно громкими. Он не сознавал, для чего это сделал. Чтобы успокоить свои нервы или дать знать псу о своем присутствии?

…Джокер с трудом сдерживал сопротивление волчицы. Она тоже ослабла от болевого шока. С каждым ее движением зубы собаки все глубже вонзались в шею волчицы. Неожиданные выстрелы невдалеке заставили вздрогнуть обоих. Волчица стала активнее предпринимать попытки к своему освобождению, а пес усилил хватку. Шерсть, попадавшая псу в ноздри, изрядно нервировала собаку. Джокер, в силу занятой пастью шеи волчицы, не мог дать знак хозяину. Волчица естественно была заинтересована не себя никоим образом. Лесной зверь раньше пса учуял запах охотника и его приближение, и понял – медлить больше нельзя. Собрав все имеющиеся у нее силы, волчица словно обрела второе дыхание. Всеми известными способами вокруг себя шум. Джокер, понимая, что от него зависит – уйдет волчица или нет – не размыкал челюсти.

Чуткое ухо охотника уловило звуки, исходившие из-за больших валунов, и поспешил в ту сторону. Он обнаружил их в тот момент, когда волчица стояла на четырех ослабших лапах, едва держась от напряжения. Джокер свисал с шеи зверя, как гроздь винограда, едва не теряя сознание от слабости. Пес не видел подошедшего охотника, но почувствовал его присутствие. Несильный удар прикладом по волчьей голове свалил наземь. Джокер не сразу разжал челюсти, так как их свело судорогой от чрезмерной нагрузки. Рыжик вытащил из сумки скотч и связал и лапы хищника. Он был предусмотрительным и потому в его полевой сумке всегда были некоторые вещи, которые не каждый охотник возьмет с собой на охоту: гвозди, плоскогубцы, веревочки, завязки, проволока из цветных металлов, мыло, станок для бритья, т.д.

Появление в селе Рыжика-Пыжика с живым трофеем на плечах под утро прошло практически незамеченным. Многие еще спали. Подходя к своему покосившемуся бревенчатому дому, добытчик толкнул калитку ногой, пропуская вперед Джокера. Лишь соседский пес, почуяв волка, заливистым громким лаем возвестил об этом остальных псов. Те на заставили себя долго ждать. Беспорядочный лай превратился в сплошную какофонию звуков. Тревожные нотки лая дали понять – рядом чужак и не просто чужак, а извечный враг – волк. Но охотника это совсем не волновало.

Небольшое помещение, ставшее обиталищем лесного зверя, возведенное охотником у поленницы дров было утеплено подручными средствами. Вначале Рыжик держал волчицу на коротком метровом поводке. Металлическая цепь и крепкий ошейник не давали возможности волчице вырваться из плена. Понимая, что постоянно держать на цепи самку не стоит. Рыжик-Пыжик соорудил из проволоки волчицы. Особого труда это не составило. Трудность заключалась – как приручить волчицу? Еще в дороге по пути домой с добычей Рыжику пришла идея одомашнить волчицу. Провести случку с кобелем хорошей породы и в дальнейшем одного из щенков наиболее крепкого и смышленого отдать знакомому кинологу для натаскивания на диких животных. Эта мысль, засевшая в голове охотника, рисовала ему радужные картины.

Да, Джокер – прекрасный пес, делает свою работу безукоризненно, но он в солидном возрасте. Еще два-три года и пес будет терять свои лучшие качества. Нюх притупится, скорость убавится, выносливость уменьшится. Одомашнить волчицу оказалось не только непростым делом, но и практически безнадежным. Что только не делал опытный охотник – волчица оставалась волчицей. При появлении Рыжика-Пыжика она злобно скалилась, рвалась с поводка. Ее злобный оскал, взъерошенная шерсть говорили о многом. Естественно мужчина понимал, что будет нелегко.

Придется изрядно повозиться. Тем разговора с человеком, имеющего опыт дрессировки животных. Тот отказался сразу, мотивируя свое нежелание заняться волчицей, делом бесперспективным – другое дело, но только не с переростком.

Каждый раз перед кормежкой продолжалось одно и то же: злоба и ненависть во взгляде, рычание и нежелание принимать пищу.

- Ничего, ты никуда не денешься и будешь послушным. У тебя  нет другого выхода – говорил охотник, пододвигая миску с похлебкой к зверью поближе. Другая проблема – что делать с Джокером? Находясь за перегородкой, волчица все время чувствовала присутствие пса и была неспокойна. Пока пес рядом, ни о каком прогрессе в сторону одомашнивания лесного зверя вопрос не будет стоять. За небольшой период времени Джокер был отправлен на дачу за несколько километров от родного села к проживающему там пенсионеру. Пенсионер Валентин Иванович являлся близким родственником Рыжика. Хотя и жаль было расставаться с любимцем, ни сделаешь ради эксперимента. К огорчению охотника, это интересное дело с его точки зрения затянулось на неопределенное время. Волк был неприступен. Рыжик использовал и применял на практике все мыслимые и немыслимые приемы обращения с волчицей. Контакта, сближения не получалось. Волчица при охотнике не подходила к пище, питьевой воде и даже перестала смотреть в его сторону.

И лишь когда охотник заходил в избу, волчица принималась за еду, повернувшись спиной к ушедшему Рыжику.

Рыжик понимал: раздражение, повышенный тон, громкий голос в сторону зверя, не будут способствовать потеплению их отношений. Но ничего не мог с этим поделать. Порой срывался, не выдерживая злобного взгляда волчицы. Шли недели. Иногда ему хотелось схватить дубину и по примеру одного из героев романа Джека Лондона «Белый клык» приручить волчицу, сделать покладистой. Такая «учеба» бывает обычно короткой, но действенной. Любая ненависть, злоба тогда сменяется страхом, а страх предполагает уважение. Уважение. Но он не стал делать этого. Несмотря на свой несдержанный характер, не пошел по пути насилия и жестокости. Рыжик выбрал другой вариант. После долгих раздумий, бесед с разными людьми, пришел к однозначному выводу: пора искать «жениха» для волчицы. Так какого же пса предложить будущей «невесте»?

Три кандидатуры отпали сразу же. Помесь немецкой овчарки с признающей никаких экспериментов с псами любой породы. Второй кандидатурой был сенбернар, тоже разбавленный примесью с какой-то самкой, по разрезу глаз дающей предположение о имеющемся отношении пса к Средней Азии.

Третий претендент в «женихи» был настоящим московским сторожевым псом, имеющий в послужном списке кроме прекрасной родословной, отличную выучку, умный взгляд, умение вести себя достойно в самых непредсказуемых ситуациях. При приближении к сетчатому ограждению, авторитетного «жениха» от лесной «невесты», серьезный пес был несколько озадачен поведением навязанной ему «избранницей». Волчица была без поводка и встретила гордого московского гостя в «штыки». Звериная злоба дикой самки, бросающаяся испепеляющим взглядом, смутила самца породы. Обычно при его появлении в любой компании псы и самки несколько убавляли свой пыл. Безрассудство, несдержанность, отвага как-то уходили на второй план. На первый план ставились понимание, уважение и солидарность с псами разных пород. Не на последнем месте было родство душ и крови. Пес стоял перед ограждением напротив беснующейся будущей подругой (подругой ли?) и не знал, как поступить. Он понимал – перед ним не представительница своей породы. Запах волка и собаки разнился. Прекрасное воспитание и непререкаемый авторитет его хозяина Геннадия Савенкова. Кто был хорошим знакомым Рыжика-Пыжика, не позволяли умному псу перейти на банальную перебранку.

Он оглянулся на своего хозяина, как бы спрашивая – что дальше? Доброжелательный взгляд и кивок Геннадия дал недвусмысленно понять – никакой агрессии, только терпение и терпение. Многочисленные пробежки по кругу внутри ограждения вот уже более сорока минут и время от времени хищный оскал в сторону терпеливого «друга» не давал никаких шансов, что ситуация изменится. Вопрос, прозвучавший из уст близкого товарища, не был неожиданным, так как Рыжик уже начал задумываться, что предпринять дальше, если волк и пес так и не пришли к единому мнению. После долгих раздумий Рыжик-Пыжик отказался от такого предложения, так как понимал: любовь и насилие несовместимы. Кроме того: волчица окончательно и все эксперименты попадут, как говорится, коту под хвост. После таких бурных событий хозяин волчицы изредка подходил к вольеру, грустно к противоположному краю вольера и ложилась на брюхо спиной к хозяину, игнорируя его появление.

Время шло. Проходили дни недели. Прошло два месяца. Однажды Рыжик-Пыжик возле продуктового магазина встретил. Тот был потомок старинных еврейских корней, иногда очень проницательным, в результате редкого прояснения ума. Давал порой удивительные советы жителям своего села, которые нередко оказывались очень ценными. Вот и сейчас, едва Рыжик подошел к продмагу, предложил ему помощь в житейских делах. Уже не верящий ни во что, Рыжик с грустью поведал ему от неудавшихся экспериментах с собаками и волчицей.

уже начинающий стареть, сплошь седой как лунь мужик, выше среднего роста, чуть прихрамывающий на одну ногу, на короткое время задумался. Что у него происходило в извилинах мозга, он и сам, наверное, не все понимал, но то, что бродяга выложил своему оппоненту, вконец озадачило опытного охотника.

- Владимир, да ты приведи к волчице вот этого пса, - показав в сторону беспризорного животного, лежавшего в одиночестве возле магазина. Этот примелькавшийся жителям пес отличался удивительной кротостью и добродушием. Нередко детишки подходили к нему, гладя по головке, пока нерадивые матери были заняты покупками. Но если поблизости оказывался пришлый пес – Шарик – как называли его жильцы, поднимался, поворачиваясь в сторону пришельца собачьего племени с угрожающим видом следя за его передвижениями, и чужак уходил без ссоры и перебранки.

- И что ты думаешь, волчица примет Шарика как реального претендента на роль жениха? – спросил хозяин волчицы, вопросительно глядя на беспризорного оппонента.

- А почему бы и нет, в свою очередь ответил вопросом на вопрос хромоногий, глядя на охотника, то на собаку.

- Ты внимательней приглядись – неужели не видишь и не чувствуешь, как от него исходят флюиды, аура совершенно чистая?!

Рыжик-Пыжик погрустнел. Он естественно ничего не увидел и не почувствовал, но заметил нездоровый еврея.

Собираясь уходить, сделав несколько шагов в сторону от магазина – охотник остановился.

- А моет все-таки попробовать – осенило Рыжика. Попытка не пытка.

- Послушай, я принесу ошейник, наденешь на пса, и пойдем ко мне. Магарыч с меня. Через пятнадцать-двадцать минут они уже шли от магазина во владения опытного охотника. Войдя в калитку, по просьбе хозяина дома снял ошейник. Шарик, попав в совершенно незнакомую обстановку, стоял в нерешительности.

Открыв вторую решетчатую деревянную дверцу, вход которой давал возможность войти в свободное пространство перед вольером, по просьбе хозяина подтолкнул Шарика в сторону изгороди. Остановившись с нескольких от просматриваемого насквозь забора – пес увидел волчицу. Самка лежала возле противоположной стороны большой клетки и при виде пса поднялась на все четыре лапы. Два животных долго вглядывались друг в друга. Во взглядах обоих не было ни тени враждебности, агрессии, злобы. Проницательный человек без труда определил бы теплоту, добродушие, излучающие их глаза. Охотник и его знакомый были не просто удивлены, а ошеломлены подобной сценой. Дальше произошло еще более удивительное.

Очутившись наедине с волчицей,  как и подобает особи мужского пола, не спеша подошел к представительнице дивой природы.  Обнюхал со всех сторон, потерся головой о ее голову, потом отпрыгнув в сторону, приблизившись, положил передние лапы на загривок удивительно присмиревшей волчицы. Затем начал лаять, бегая вокруг нее, чуть ли не вставая на задние лапы. Обомлевший Рыжик, забыв о существовании, во все глаза глядел на это чудо. И не обращая никакого внимания на соседского пса, беспрестанно лающего, недовольного тем, что кроме чуждой ему волчицы появился еще один беспородный очередной пес.

А когда звери вприпрыжку начали бегать вдоль вольера, резвясь и дурачась – бывалого охотника едва не хватила. На радостях Рыжик-Пыжик обнял, всячески. Вытащив из портмоне деньги, охотник отсчитал безработному определенную сумму, эквивалентную одному литру водки, и обладающего экстрасенсорными способностями. Так и остались жить вместе дикий зверь и домашнее животное. Суровый охотник с умилением смотрел на их любовные проделки. Волчица больше не Рыжика одобрительно и с уважением. Близкие, знакомые, соседи и даже некоторые жители из ближайших деревень не верившие рассказам о необычной любви, приходили, приезжали, чтобы в правдивости удивительной истории. Через определенное время, отпущенное природой, на свет появились четверо милых щенят. Шарик с удивлением поглядывал не шевелящихся живых существ.

Охотник, довольный результатами эксперимента, подкладывал им хорошие кусочки мяса. Хотя это и было накладно, но он не роптал. К тому же к нему на днях приехала бывшая супруга, решившая возобновить семейные отношения. Рыжик не отказался.

Хотя ранее их супружеская жизнь не сложилась в виду отсутствия детей. Второе замужество также не дало никаких результатов. Но она приехала не с пустыми руками. После раздела имущества со вторым супругом в Сбербанке на ее имя значилась солидная сумма денег, плюс однокомнатная квартира и гараж в кооперативе. Рыжик, привыкший жить один, вначале чувствовал дискомфорт. Но они нашли оптимальное решение и зачастую спали в разных комнатах…

К сожалению, один из щенят родился слабым и больным и недолго прожил. Остальные трое быстро набирали вес. Рыжик пока не решил: кого же выбрать для обучения у кинолога. Все щенки были на подбор шустрыми. Когда щенкам исполнился годик от рождения, охотник решил начать переговоры с человеком, имеющим представление, связанное с дрессировками. Вначале он думал привезти специалиста, чтобы тот сам решил, какой из щенков более подходит для таких целей. Незадолго до этого он уже отпускал семейную пару на улицу, хотя очень переживал, как бы чего не случилось. Но необычная парочка вела себя более чем спокойно, только вот встречные собаки шарахались в стороны при виде серого существа со знакомыми очертаниями и специфическим запахом.

Их безудержный нервный лай разносился по всей округе, будоража остальных собак. Пес и волчица не обращали никакого внимания на отдельные выпады более. Их интересовало лишь общение друг с другом.

Вначале кое-кто из жителей предупреждал Рыжика о серьезной опасности таких вот вольностей. Некоторые всерьез думали о расправе над слишком раскованным и самоуверенным экспериментатором. Больше всех возмущались женщины, пришедшие с участковым инспектором. Собравшаяся толпа у калитки требовала немедленного выхода из дома безответственного взрослого человека. Возбуждение росло. Подойдя к калитке, Рыжик попросил людей отойти от двери шагов на десять и перестать шуметь.

- Вы сейчас убедитесь, что ваши опасения беспочвенны. Нет никаких оснований беспокоиться. Это уже не волк, а обыкновенная собака. А обличье волка пусть вас не смущает. Я отвечаю за каждое свое слово. К волчице и к Шарику неоднократно подходили дети, обнимали их, гладили. Да, сначала я тоже переживал, но как не раз убеждался – смирные животные очень дружелюбны и не причинят никакого вреда никому. Сейчас я приведу их, только вы не шумите, пожалуйста!

Охотник еще никогда ему говорить с людьми через забор.

Через минуту отослав  находившуюся неподалеку, когда он «двигал» речь, домой. Рыжик вывел животных на улицу. Даже большая, начинающая стихать толпа, не смутила волчицу и собаку ни в чем ластились друг к другу, проявляя собачьи нежности. Толпа ахнула, когда ребенок лет пяти подбежал к волчице и стал обнимать ее, пытаясь даже взгромоздиться на нее. Народ, еще не успев оправиться от шока, как еще двое детишек чуть постарше затеяли возню с семейной парой.

- Ну что я вам говорил, - рассмеялся довольный хозяин дома. – Подходи любой – никто вас не укусит! Желающих не нашлось.

Еще долго не смолкали разговоры о необычной дружбе пса с волчицей. Напряжение несколько спало, но тревога осталась.

- Ну не может такого быть, чтобы волк полностью одомашнился. Зверь остается зверем. Рано или поздно это проявится – говорил один из жителей поселка – по-видимому, наиболее продвинутый.

Более всех доставлял хлопот участковый Олег, неоднократно проводя собеседования с несговорчивым стрелком.

- Ты пойми, Владимир Иванович: есть положения, инструкции, есть закон, в конце концов. Мы все должны придерживаться их. Нельзя выводить собак без намордников на прогулку. Не положено. Да и зарегистрировать их необходимо. Каждый раз после таких бесед Рыжик мрачнел все больше и больше.

- Владимир Иванович, жильцы собираются писать коллективную жалобу на вас. Боятся, видишь ли, за своих детей, в очередной раз предупредил участковый. Рыжик без всякого настроения бесцельно бродил по двору. Его уже не радовала возня взрослеющих щенят.

На следующий день ранним утром он решил ехать за специалистом по дрессировке собак, так как он никак не мог дозвониться до знакомого. Утром бывшая супруга Надежда Петровна настояла на том, чтобы тот позавтракал, выпил чаю, с чем бывший муж не сразу согласился.

- Меня не надо провожать до калитки, - сказал Рыжик, - я сам дойду. Ему надо было пройти несколько дворов, чтобы встретиться с человеком, обещавшего довезти его до райцентра по определенному адресу. Супруга, зная нелегкий нрав своего первого суженого, вернулась с крыльца в прихожую.

Решив скосить путь до калитки, охотник двинулся напрямую мимо колодца. Перешагивая через невысокий штакетник, Рыжик запнулся о корягу. Он не видел и не мог предположить, что может произойти подобное. Кроткая, одомашненная волчица неслышной тенью проскользнула мимо кустов смородины и приблизилась сзади к своему хозяину. Едва не растянувшись на дорожке, экспериментатор не успел выпрямиться, как почувствовал на своей шее сильное болезненное сдавливание. Сила сжатия была настолько велика, что человек стал практически парализован. Пытаясь хоть как-то сопротивляться мощному живому капкану, Владимир Иванович хотел принять вертикальное положение. Волчица, вероятно разгадав его намерение, дернула оцепеневшее тело на себя. Рыжик свалился набок, чувствуя, как силы покидают его. В момент падения было опрокинуто цинковое ведро, которое отлетело в сторону, ударившись о штакетник. Надежда Петровна, услышав характерные звуки цинковой емкости, вышла на крыльцо. Спустившись с него и пройдя вдоль стены бревенчатого дома в сторону колодца, женщина увидела страшную картину. Рядом с колодцем под световым на вершине светилась обычная лампочка, под абажуром лежало распростертое тело ее мужа. Над ним волчица.

Судорожно цепляясь за почву руками, уже ничего не понимал и практически не сопротивлялся. Какое-то мгновение остолбеневшая от женщина безмолвствовала. Затем пронзительный крик испуганной супруги разорвал предрассветную тишину. Раздался громкий лай. В соседнем доме зажегся свет…

Лежа в краевой больнице, куда его привезла Надежда Петровна, Рыжик был еще крайне слаб. Мощные клыки волчицы проникли глубоко в горло, повредив шейные позвонки. Предстояло долгое лечение. За все время излечения к нему приходили несколько человек, искренне уважавших этого непростого жителя поселка.

- Так, ну и что будем теперь делать с Шариком и со щенками, - спросила подруга, очередной придя к Владимиру на свидание.

- Отпусти их, Надя, на все четыре стороны. Они меня больше не интересуют – прохрипел он. Каждое слово давалось ему с трудом.

- Шарик прописан возле магазина – не пропадет, а щенков кто-нибудь да подберет, – еле слышно прошептал Владимир.

- А не махнуть ли нам в Бодайбо, у меня там подруга живет, приглашает. Денежные средства у меня есть. Ты будешь охотиться. Ведь ты без этого не можешь, – совсем не в тему сказала она.

Рыжик долго лежал, затем медленно стал говорить о том, что его сердце прикипело к этому месту, где он живет в настоящее время.

- Спасибо тебе, Наденька, что ты выручила меня. Если бы не ты, волчица была бы очень довольна, что рассчиталась за своих родичей – не замечая ее протестующие возгласы, - произнес он.

- А ведь я так и не забрал шкуры двух волков на последней охоте, - продолжил он после небольшого перерыва.

- Да, и хочу тебе сказать – ты не изменилась за эти годы, прожитые врозь. За этими охотничьими интересами я как-то не замечал, что ты довольно симпатичная и даже стала еще привлекательней.

- Да ну тебя, – смутилась невысокого роста женщина. Стройная, в бардовом платье, в вязаном джемпере серого цвета, с не очень глубоким вырезом на груди, с короткой стрижкой, она выглядела великолепно. Почти правильные черты лица, небольшой нос, челка каштановых волос порой прикрывала ей глаз, отчего слегка встряхивала голову. В свои неполные сорок лет смотрелась намного моложе. По прошествии времени, Рыжик вернул Джокера обратно, отчетливо осознав правоту поговорки: «Старый друг лучше новых двух».

Самой ближайшей целью Рыжика была надежда найти волчицу, сумевшую так искусно войти в роль добродушной и доверчивой. Едва не такого опытного современного охотника-следопыта. И поможет ему в поисках Джокер. Он еще не растерял всех навыков, так необходимых для успешной охоты. Пострадавший от волчицы охотник прекрасно понимал, что обоюдная встреча с удивительным зверем возможна только случайно и потому надо на долгую охоту. У волков никуда не делась мстительность и осторожность. Они в них заложены изначально. Неизвестно только, примут ли в свою стаю ставшую чужеродной волчицу, впитавшую в себя запах, или придется в одиночку бороться за выживание. и найдет общий волчий язык с ними. Ведь она умеет так здорово перевоплощаться. Кроме того, у нее есть крупный козырь – она самка. А это говорит о многом.

один выстрел по движущимся теням серого цвета. Второй выстрел оказался точнее. Получив пулю в бок, один из волков лишился возможности передвигаться на четырех конечностях. То была самка. Опершись на передние лапы, раненая волчица пыталась подняться, но не смогла. Увидев, что его подруга ранена и не может бежать, волк вернулся.

Волки являются не только злобными и мстительными хищниками, но и преданными своему сословию, своему клану, что и произошло в данном случае. Кружа вокруг погибающей самки, рыча и скалясь, волк понимал – она обречена, но до последнего не покидал ее. Очередной выстрел опрокинул хищницу на землю. И тогда волк пошел в атаку на охотника. Рыжик-Пыжик не мог и представить себе, что хищник пойдет на такое. Замешкавшись, он. В последний момент волк чуть уклонился в сторону, и пуля лишь взрыхлила землю. Совершая прыжок, зверь метил в горло своего злейшего врага. Волчья пасть лишь сомкнулась на запястье охотника, так как тот, инстинктивно защищаясь, поднял руку. Рыжик-Пыжик отчетливо представил себе – если волк свалит его на землю, то начнет рвать зубами не только руку, и попытается достать до горла. Нащупав на поясе рукоятку ножа, человек не без труда выхватил его и, улучшив момент, проткнул брюхо зверя. Затем еще раз. Раненый матерый волк, оставив охотника, на брюхе семеня лапами, сполз со склона в сторону волчицы.

Достигнув ее, теряя последние силы, волк положил свою отяжелевшую голову на шею уже погибшей подруги. Охотник не стал добивать волка, зная, что тому не выжить. Не обнаружив рядом своей собаки, Рыжик догадался – она бросилась в погоню за третьим зверем. Но в какую сторону.

Джокер понял: волчица приближается не с целью познакомиться поближе и не с мирной целью. Злобный оскал зверя недвусмысленно предлагал принять к сведению – компромисса не будет, а будет жесткий диалог. Волки практически всегда действуют по одному и тому же сценарию. В любом случае, преследуя жертву или встречая яростное сопротивление зверя, как можно быстрее вцепиться в горло, стиснуть челюсти на шее бульдожьей хваткой и держать до тех пор, пока зверек не ослабнет и не затихнет. Овчарка была натаскана опытным кинологом и решала свои задачи, как того требовали «инструкции», полученные ею во время «учебы». Не доходя до пса нескольких волчьих шагов, волчица бросилась на представителя семейства собачьих. Уже в полете лесной зверь понял, что промахнулся, так как его клыки клацнули впустую. Джокер в последнюю секунду ушел в сторону. Он мог бы ринуться на приземляющуюся волчицу, но не стал этого делать. Погоня за ней столь утомила собаку, что она решила приберечь силы. Каждое мгновение отдыха имело немаловажное значение.

У волчицы были совершенно противоположные намерения. Разделаться с этой сделав большой круг, вернуться к логову. В том, что это возможно, она не сомневалась. Второй прыжок на пса после приземления стал для волчицы неожиданным и противоестественным. Едва коснувшись почвы передними лапами (волчица снова промахнулась), она почувствовала на своей шее зубы овчарки. Челюсти пса не были столь мощные, как у волка, но держали надежно, хотя это давалось довольно трудно. Все попытки волчицы освободиться не приносили результата. Она волочила пса по земле, опрокидывалась на спину, пытаясь своим весом ослабить хватку собаки, но та упорно продолжала держать волка в тисках, ограничивая его действия. Волчица понимала: нужно как можно быстрее освободиться: в любой момент может появиться страшный охотник. После небольшой передышки волчица снова и снова пыталась сбросить небольшого раздумья, Рыжик двинулся в сторону бросившегося в погоню своего пса за волчицей. В том, что это так, он не сомневался. Спасаясь от погони, не только волки, но и другие звери стараются уйти и затеряться между нагромождениями камней, бурелома, цепких разросшихся кустарников и потому маршрут волчицы для охотника не представлял трудно разрешимой задачей.

Уже сорок приметам он догадался – они где-то рядом. Не могли они дальше уйти. Или волчица, обладая большей выносливостью, оторвалась от погони и пес вынужден вернуться, или случилось худшее – сцепились в схватке. Второй вариант никак не устраивал Рыжика. Он понимал – собака может оказаться слабее. Остановившись, охотник какое-то время прислушивался, пытаясь услышать малейший звук, исходящий от Джокера, волчицы или иных источников. Все было тихо. До рассвета еще было далеко. Луна лишь слабо освещала одинокие редкие сосны, скальные породы, склоны небольших оврагов. Рыжик стал спускаться в низину. По его представлению звери пошли именно по этому пути. Низина заканчивалась перелеском, а за ним речушка «Ленка», как  ее называли местные жители, по берегам заросшая болотной растительностью, ассоциируя ее с большой рекой Леной. В жаркое лето она практически полностью пересыхала. Лишь небольшой ручеек, петляя меж камней, напоминал аборигенам о ее присутствии.

Не доходя до речушки около сотни метров, охотник остановился. Какое-то смутное чувство подсказывало ему – туда идти не стоит – их там нет. Тишина давила на мозг, на психику. Необъяснимая тревога неизвестного свойства не девала сосредоточиться – требовала выхода.

Охотник взвел оба курка и выстрелил дуплетом. В полнейшей тишине выстрелы показались довольно громкими. Он не сознавал, для чего это сделал. Чтобы успокоить свои нервы или дать знать псу о своем присутствии?

…Джокер с трудом сдерживал сопротивление волчицы. Она тоже ослабла от болевого шока. С каждым ее движением зубы собаки все глубже вонзались в шею волчицы. Неожиданные выстрелы невдалеке заставили вздрогнуть обоих. Волчица стала активнее предпринимать попытки к своему освобождению, а пес усилил хватку. Шерсть, попадавшая псу в ноздри, изрядно нервировала собаку. Джокер, в силу занятой пастью шеи волчицы, не мог дать знак хозяину. Волчица естественно была заинтересована не себя никоим образом. Лесной зверь раньше пса учуял запах охотника и его приближение, и понял – медлить больше нельзя. Собрав все имеющиеся у нее силы, волчица словно обрела второе дыхание. Всеми известными способами вокруг себя шум. Джокер, понимая, что от него зависит – уйдет волчица или нет – не размыкал челюсти.

Чуткое ухо охотника уловило звуки, исходившие из-за больших валунов, и поспешил в ту сторону. Он обнаружил их в тот момент, когда волчица стояла на четырех ослабших лапах, едва держась от напряжения. Джокер свисал с шеи зверя, как гроздь винограда, едва не теряя сознание от слабости. Пес не видел подошедшего охотника, но почувствовал его присутствие. Несильный удар прикладом по волчьей голове свалил наземь. Джокер не сразу разжал челюсти, так как их свело судорогой от чрезмерной нагрузки. Рыжик вытащил из сумки скотч и связал и лапы хищника. Он был предусмотрительным и потому в его полевой сумке всегда были некоторые вещи, которые не каждый охотник возьмет с собой на охоту: гвозди, плоскогубцы, веревочки, завязки, проволока из цветных металлов, мыло, станок для бритья, т.д.

Появление в селе Рыжика-Пыжика с живым трофеем на плечах под утро прошло практически незамеченным. Многие еще спали. Подходя к своему покосившемуся бревенчатому дому, добытчик толкнул калитку ногой, пропуская вперед Джокера. Лишь соседский пес, почуяв волка, заливистым громким лаем возвестил об этом остальных псов. Те на заставили себя долго ждать. Беспорядочный лай превратился в сплошную какофонию звуков. Тревожные нотки лая дали понять – рядом чужак и не просто чужак, а извечный враг – волк. Но охотника это совсем не волновало.

Небольшое помещение, ставшее обиталищем лесного зверя, возведенное охотником у поленницы дров было утеплено подручными средствами. Вначале Рыжик держал волчицу на коротком метровом поводке. Металлическая цепь и крепкий ошейник не давали возможности волчице вырваться из плена. Понимая, что постоянно держать на цепи самку не стоит. Рыжик-Пыжик соорудил из проволоки волчицы. Особого труда это не составило. Трудность заключалась – как приручить волчицу? Еще в дороге по пути домой с добычей Рыжику пришла идея одомашнить волчицу. Провести случку с кобелем хорошей породы и в дальнейшем одного из щенков наиболее крепкого и смышленого отдать знакомому кинологу для натаскивания на диких животных. Эта мысль, засевшая в голове охотника, рисовала ему радужные картины.

Да, Джокер – прекрасный пес, делает свою работу безукоризненно, но он в солидном возрасте. Еще два-три года и пес будет терять свои лучшие качества. Нюх притупится, скорость убавится, выносливость уменьшится. Одомашнить волчицу оказалось не только непростым делом, но и практически безнадежным. Что только не делал опытный охотник – волчица оставалась волчицей. При появлении Рыжика-Пыжика она злобно скалилась, рвалась с поводка. Ее злобный оскал, взъерошенная шерсть говорили о многом. Естественно мужчина понимал, что будет нелегко.

Придется изрядно повозиться. Тем разговора с человеком, имеющего опыт дрессировки животных. Тот отказался сразу, мотивируя свое нежелание заняться волчицей, делом бесперспективным – другое дело, но только не с переростком.

Каждый раз перед кормежкой продолжалось одно и то же: злоба и ненависть во взгляде, рычание и нежелание принимать пищу.

- Ничего, ты никуда не денешься и будешь послушным. У тебя  нет другого выхода – говорил охотник, пододвигая миску с похлебкой к зверью поближе. Другая проблема – что делать с Джокером? Находясь за перегородкой, волчица все время чувствовала присутствие пса и была неспокойна. Пока пес рядом, ни о каком прогрессе в сторону одомашнивания лесного зверя вопрос не будет стоять. За небольшой период времени Джокер был отправлен на дачу за несколько километров от родного села к проживающему там пенсионеру. Пенсионер Валентин Иванович являлся близким родственником Рыжика. Хотя и жаль было расставаться с любимцем, ни сделаешь ради эксперимента. К огорчению охотника, это интересное дело с его точки зрения затянулось на неопределенное время. Волк был неприступен. Рыжик использовал и применял на практике все мыслимые и немыслимые приемы обращения с волчицей. Контакта, сближения не получалось. Волчица при охотнике не подходила к пище, питьевой воде и даже перестала смотреть в его сторону.

И лишь когда охотник заходил в избу, волчица принималась за еду, повернувшись спиной к ушедшему Рыжику.

Рыжик понимал: раздражение, повышенный тон, громкий голос в сторону зверя, не будут способствовать потеплению их отношений. Но ничего не мог с этим поделать. Порой срывался, не выдерживая злобного взгляда волчицы. Шли недели. Иногда ему хотелось схватить дубину и по примеру одного из героев романа Джека Лондона «Белый клык» приручить волчицу, сделать покладистой. Такая «учеба» бывает обычно короткой, но действенной. Любая ненависть, злоба тогда сменяется страхом, а страх предполагает уважение. Уважение. Но он не стал делать этого. Несмотря на свой несдержанный характер, не пошел по пути насилия и жестокости. Рыжик выбрал другой вариант. После долгих раздумий, бесед с разными людьми, пришел к однозначному выводу: пора искать «жениха» для волчицы. Так какого же пса предложить будущей «невесте»?

Три кандидатуры отпали сразу же. Помесь немецкой овчарки с признающей никаких экспериментов с псами любой породы. Второй кандидатурой был сенбернар, тоже разбавленный примесью с какой-то самкой, по разрезу глаз дающей предположение о имеющемся отношении пса к Средней Азии.

Третий претендент в «женихи» был настоящим московским сторожевым псом, имеющий в послужном списке кроме прекрасной родословной, отличную выучку, умный взгляд, умение вести себя достойно в самых непредсказуемых ситуациях. При приближении к сетчатому ограждению, авторитетного «жениха» от лесной «невесты», серьезный пес был несколько озадачен поведением навязанной ему «избранницей». Волчица была без поводка и встретила гордого московского гостя в «штыки». Звериная злоба дикой самки, бросающаяся испепеляющим взглядом, смутила самца породы. Обычно при его появлении в любой компании псы и самки несколько убавляли свой пыл. Безрассудство, несдержанность, отвага как-то уходили на второй план. На первый план ставились понимание, уважение и солидарность с псами разных пород. Не на последнем месте было родство душ и крови. Пес стоял перед ограждением напротив беснующейся будущей подругой (подругой ли?) и не знал, как поступить. Он понимал – перед ним не представительница своей породы. Запах волка и собаки разнился. Прекрасное воспитание и непререкаемый авторитет его хозяина Геннадия Савенкова. Кто был хорошим знакомым Рыжика-Пыжика, не позволяли умному псу перейти на банальную перебранку.

Он оглянулся на своего хозяина, как бы спрашивая – что дальше? Доброжелательный взгляд и кивок Геннадия дал недвусмысленно понять – никакой агрессии, только терпение и терпение. Многочисленные пробежки по кругу внутри ограждения вот уже более сорока минут и время от времени хищный оскал в сторону терпеливого «друга» не давал никаких шансов, что ситуация изменится. Вопрос, прозвучавший из уст близкого товарища, не был неожиданным, так как Рыжик уже начал задумываться, что предпринять дальше, если волк и пес так и не пришли к единому мнению. После долгих раздумий Рыжик-Пыжик отказался от такого предложения, так как понимал: любовь и насилие несовместимы. Кроме того: волчица окончательно и все эксперименты попадут, как говорится, коту под хвост. После таких бурных событий хозяин волчицы изредка подходил к вольеру, грустно к противоположному краю вольера и ложилась на брюхо спиной к хозяину, игнорируя его появление.

Время шло. Проходили дни недели. Прошло два месяца. Однажды Рыжик-Пыжик возле продуктового магазина встретил. Тот был потомок старинных еврейских корней, иногда очень проницательным, в результате редкого прояснения ума. Давал порой удивительные советы жителям своего села, которые нередко оказывались очень ценными. Вот и сейчас, едва Рыжик подошел к продмагу, предложил ему помощь в житейских делах. Уже не верящий ни во что, Рыжик с грустью поведал ему от неудавшихся экспериментах с собаками и волчицей.

уже начинающий стареть, сплошь седой как лунь мужик, выше среднего роста, чуть прихрамывающий на одну ногу, на короткое время задумался. Что у него происходило в извилинах мозга, он и сам, наверное, не все понимал, но то, что бродяга выложил своему оппоненту, вконец озадачило опытного охотника.

- Владимир, да ты приведи к волчице вот этого пса, - показав в сторону беспризорного животного, лежавшего в одиночестве возле магазина. Этот примелькавшийся жителям пес отличался удивительной кротостью и добродушием. Нередко детишки подходили к нему, гладя по головке, пока нерадивые матери были заняты покупками. Но если поблизости оказывался пришлый пес – Шарик – как называли его жильцы, поднимался, поворачиваясь в сторону пришельца собачьего племени с угрожающим видом следя за его передвижениями, и чужак уходил без ссоры и перебранки.

- И что ты думаешь, волчица примет Шарика как реального претендента на роль жениха? – спросил хозяин волчицы, вопросительно глядя на беспризорного оппонента.

- А почему бы и нет, в свою очередь ответил вопросом на вопрос хромоногий, глядя на охотника, то на собаку.

- Ты внимательней приглядись – неужели не видишь и не чувствуешь, как от него исходят флюиды, аура совершенно чистая?!

Рыжик-Пыжик погрустнел. Он естественно ничего не увидел и не почувствовал, но заметил нездоровый еврея.

Собираясь уходить, сделав несколько шагов в сторону от магазина – охотник остановился.

- А моет все-таки попробовать – осенило Рыжика. Попытка не пытка.

- Послушай, я принесу ошейник, наденешь на пса, и пойдем ко мне. Магарыч с меня. Через пятнадцать-двадцать минут они уже шли от магазина во владения опытного охотника. Войдя в калитку, по просьбе хозяина дома снял ошейник. Шарик, попав в совершенно незнакомую обстановку, стоял в нерешительности.

Открыв вторую решетчатую деревянную дверцу, вход которой давал возможность войти в свободное пространство перед вольером, по просьбе хозяина подтолкнул Шарика в сторону изгороди. Остановившись с нескольких от просматриваемого насквозь забора – пес увидел волчицу. Самка лежала возле противоположной стороны большой клетки и при виде пса поднялась на все четыре лапы. Два животных долго вглядывались друг в друга. Во взглядах обоих не было ни тени враждебности, агрессии, злобы. Проницательный человек без труда определил бы теплоту, добродушие, излучающие их глаза. Охотник и его знакомый были не просто удивлены, а ошеломлены подобной сценой. Дальше произошло еще более удивительное.

Очутившись наедине с волчицей,  как и подобает особи мужского пола, не спеша подошел к представительнице дивой природы.  Обнюхал со всех сторон, потерся головой о ее голову, потом отпрыгнув в сторону, приблизившись, положил передние лапы на загривок удивительно присмиревшей волчицы. Затем начал лаять, бегая вокруг нее, чуть ли не вставая на задние лапы. Обомлевший Рыжик, забыв о существовании, во все глаза глядел на это чудо. И не обращая никакого внимания на соседского пса, беспрестанно лающего, недовольного тем, что кроме чуждой ему волчицы появился еще один беспородный очередной пес.

А когда звери вприпрыжку начали бегать вдоль вольера, резвясь и дурачась – бывалого охотника едва не хватила. На радостях Рыжик-Пыжик обнял, всячески. Вытащив из портмоне деньги, охотник отсчитал безработному определенную сумму, эквивалентную одному литру водки, и обладающего экстрасенсорными способностями. Так и остались жить вместе дикий зверь и домашнее животное. Суровый охотник с умилением смотрел на их любовные проделки. Волчица больше не Рыжика одобрительно и с уважением. Близкие, знакомые, соседи и даже некоторые жители из ближайших деревень не верившие рассказам о необычной любви, приходили, приезжали, чтобы в правдивости удивительной истории. Через определенное время, отпущенное природой, на свет появились четверо милых щенят. Шарик с удивлением поглядывал не шевелящихся живых существ.

Охотник, довольный результатами эксперимента, подкладывал им хорошие кусочки мяса. Хотя это и было накладно, но он не роптал. К тому же к нему на днях приехала бывшая супруга, решившая возобновить семейные отношения. Рыжик не отказался.

Хотя ранее их супружеская жизнь не сложилась в виду отсутствия детей. Второе замужество также не дало никаких результатов. Но она приехала не с пустыми руками. После раздела имущества со вторым супругом в Сбербанке на ее имя значилась солидная сумма денег, плюс однокомнатная квартира и гараж в кооперативе. Рыжик, привыкший жить один, вначале чувствовал дискомфорт. Но они нашли оптимальное решение и зачастую спали в разных комнатах…

К сожалению, один из щенят родился слабым и больным и недолго прожил. Остальные трое быстро набирали вес. Рыжик пока не решил: кого же выбрать для обучения у кинолога. Все щенки были на подбор шустрыми. Когда щенкам исполнился годик от рождения, охотник решил начать переговоры с человеком, имеющим представление, связанное с дрессировками. Вначале он думал привезти специалиста, чтобы тот сам решил, какой из щенков более подходит для таких целей. Незадолго до этого он уже отпускал семейную пару на улицу, хотя очень переживал, как бы чего не случилось. Но необычная парочка вела себя более чем спокойно, только вот встречные собаки шарахались в стороны при виде серого существа со знакомыми очертаниями и специфическим запахом.

Их безудержный нервный лай разносился по всей округе, будоража остальных собак. Пес и волчица не обращали никакого внимания на отдельные выпады более. Их интересовало лишь общение друг с другом.

Вначале кое-кто из жителей предупреждал Рыжика о серьезной опасности таких вот вольностей. Некоторые всерьез думали о расправе над слишком раскованным и самоуверенным экспериментатором. Больше всех возмущались женщины, пришедшие с участковым инспектором. Собравшаяся толпа у калитки требовала немедленного выхода из дома безответственного взрослого человека. Возбуждение росло. Подойдя к калитке, Рыжик попросил людей отойти от двери шагов на десять и перестать шуметь.

- Вы сейчас убедитесь, что ваши опасения беспочвенны. Нет никаких оснований беспокоиться. Это уже не волк, а обыкновенная собака. А обличье волка пусть вас не смущает. Я отвечаю за каждое свое слово. К волчице и к Шарику неоднократно подходили дети, обнимали их, гладили. Да, сначала я тоже переживал, но как не раз убеждался – смирные животные очень дружелюбны и не причинят никакого вреда никому. Сейчас я приведу их, только вы не шумите, пожалуйста!

Охотник еще никогда ему говорить с людьми через забор.

Через минуту отослав  находившуюся неподалеку, когда он «двигал» речь, домой. Рыжик вывел животных на улицу. Даже большая, начинающая стихать толпа, не смутила волчицу и собаку ни в чем ластились друг к другу, проявляя собачьи нежности. Толпа ахнула, когда ребенок лет пяти подбежал к волчице и стал обнимать ее, пытаясь даже взгромоздиться на нее. Народ, еще не успев оправиться от шока, как еще двое детишек чуть постарше затеяли возню с семейной парой.

- Ну что я вам говорил, - рассмеялся довольный хозяин дома. – Подходи любой – никто вас не укусит! Желающих не нашлось.

Еще долго не смолкали разговоры о необычной дружбе пса с волчицей. Напряжение несколько спало, но тревога осталась.

- Ну не может такого быть, чтобы волк полностью одомашнился. Зверь остается зверем. Рано или поздно это проявится – говорил один из жителей поселка – по-видимому, наиболее продвинутый.

Более всех доставлял хлопот участковый Олег, неоднократно проводя собеседования с несговорчивым стрелком.

- Ты пойми, Владимир Иванович: есть положения, инструкции, есть закон, в конце концов. Мы все должны придерживаться их. Нельзя выводить собак без намордников на прогулку. Не положено. Да и зарегистрировать их необходимо. Каждый раз после таких бесед Рыжик мрачнел все больше и больше.

- Владимир Иванович, жильцы собираются писать коллективную жалобу на вас. Боятся, видишь ли, за своих детей, в очередной раз предупредил участковый. Рыжик без всякого настроения бесцельно бродил по двору. Его уже не радовала возня взрослеющих щенят.

На следующий день ранним утром он решил ехать за специалистом по дрессировке собак, так как он никак не мог дозвониться до знакомого. Утром бывшая супруга Надежда Петровна настояла на том, чтобы тот позавтракал, выпил чаю, с чем бывший муж не сразу согласился.

- Меня не надо провожать до калитки, - сказал Рыжик, - я сам дойду. Ему надо было пройти несколько дворов, чтобы встретиться с человеком, обещавшего довезти его до райцентра по определенному адресу. Супруга, зная нелегкий нрав своего первого суженого, вернулась с крыльца в прихожую.

Решив скосить путь до калитки, охотник двинулся напрямую мимо колодца. Перешагивая через невысокий штакетник, Рыжик запнулся о корягу. Он не видел и не мог предположить, что может произойти подобное. Кроткая, одомашненная волчица неслышной тенью проскользнула мимо кустов смородины и приблизилась сзади к своему хозяину. Едва не растянувшись на дорожке, экспериментатор не успел выпрямиться, как почувствовал на своей шее сильное болезненное сдавливание. Сила сжатия была настолько велика, что человек стал практически парализован. Пытаясь хоть как-то сопротивляться мощному живому капкану, Владимир Иванович хотел принять вертикальное положение. Волчица, вероятно разгадав его намерение, дернула оцепеневшее тело на себя. Рыжик свалился набок, чувствуя, как силы покидают его. В момент падения было опрокинуто цинковое ведро, которое отлетело в сторону, ударившись о штакетник. Надежда Петровна, услышав характерные звуки цинковой емкости, вышла на крыльцо. Спустившись с него и пройдя вдоль стены бревенчатого дома в сторону колодца, женщина увидела страшную картину. Рядом с колодцем под световым на вершине светилась обычная лампочка, под абажуром лежало распростертое тело ее мужа. Над ним волчица.

Судорожно цепляясь за почву руками, уже ничего не понимал и практически не сопротивлялся. Какое-то мгновение остолбеневшая от женщина безмолвствовала. Затем пронзительный крик испуганной супруги разорвал предрассветную тишину. Раздался громкий лай. В соседнем доме зажегся свет…

Лежа в краевой больнице, куда его привезла Надежда Петровна, Рыжик был еще крайне слаб. Мощные клыки волчицы проникли глубоко в горло, повредив шейные позвонки. Предстояло долгое лечение. За все время излечения к нему приходили несколько человек, искренне уважавших этого непростого жителя поселка.

- Так, ну и что будем теперь делать с Шариком и со щенками, - спросила подруга, очередной придя к Владимиру на свидание.

- Отпусти их, Надя, на все четыре стороны. Они меня больше не интересуют – прохрипел он. Каждое слово давалось ему с трудом.

- Шарик прописан возле магазина – не пропадет, а щенков кто-нибудь да подберет, – еле слышно прошептал Владимир.

- А не махнуть ли нам в Бодайбо, у меня там подруга живет, приглашает. Денежные средства у меня есть. Ты будешь охотиться. Ведь ты без этого не можешь, – совсем не в тему сказала она.

Рыжик долго лежал, затем медленно стал говорить о том, что его сердце прикипело к этому месту, где он живет в настоящее время.

- Спасибо тебе, Наденька, что ты выручила меня. Если бы не ты, волчица была бы очень довольна, что рассчиталась за своих родичей – не замечая ее протестующие возгласы, - произнес он.

- А ведь я так и не забрал шкуры двух волков на последней охоте, - продолжил он после небольшого перерыва.

- Да, и хочу тебе сказать – ты не изменилась за эти годы, прожитые врозь. За этими охотничьими интересами я как-то не замечал, что ты довольно симпатичная и даже стала еще привлекательней.

- Да ну тебя, – смутилась невысокого роста женщина. Стройная, в бардовом платье, в вязаном джемпере серого цвета, с не очень глубоким вырезом на груди, с короткой стрижкой, она выглядела великолепно. Почти правильные черты лица, небольшой нос, челка каштановых волос порой прикрывала ей глаз, отчего слегка встряхивала голову. В свои неполные сорок лет смотрелась намного моложе. По прошествии времени, Рыжик вернул Джокера обратно, отчетливо осознав правоту поговорки: «Старый друг лучше новых двух».

Самой ближайшей целью Рыжика была надежда найти волчицу, сумевшую так искусно войти в роль добродушной и доверчивой. Едва не такого опытного современного охотника-следопыта. И поможет ему в поисках Джокер. Он еще не растерял всех навыков, так необходимых для успешной охоты. Пострадавший от волчицы охотник прекрасно понимал, что обоюдная встреча с удивительным зверем возможна только случайно и потому надо на долгую охоту. У волков никуда не делась мстительность и осторожность. Они в них заложены изначально. Неизвестно только, примут ли в свою стаю ставшую чужеродной волчицу, впитавшую в себя запах, или придется в одиночку бороться за выживание. и найдет общий волчий язык с ними. Ведь она умеет так здорово перевоплощаться. Кроме того, у нее есть крупный козырь – она самка. А это говорит о многом.

один выстрел по движущимся теням серого цвета. Второй выстрел оказался точнее. Получив пулю в бок, один из волков лишился возможности передвигаться на четырех конечностях. То была самка. Опершись на передние лапы, раненая волчица пыталась подняться, но не смогла. Увидев, что его подруга ранена и не может бежать, волк вернулся.

Волки являются не только злобными и мстительными хищниками, но и преданными своему сословию, своему клану, что и произошло в данном случае. Кружа вокруг погибающей самки, рыча и скалясь, волк понимал – она обречена, но до последнего не покидал ее. Очередной выстрел опрокинул хищницу на землю. И тогда волк пошел в атаку на охотника. Рыжик-Пыжик не мог и представить себе, что хищник пойдет на такое. Замешкавшись, он. В последний момент волк чуть уклонился в сторону, и пуля лишь взрыхлила землю. Совершая прыжок, зверь метил в горло своего злейшего врага. Волчья пасть лишь сомкнулась на запястье охотника, так как тот, инстинктивно защищаясь, поднял руку. Рыжик-Пыжик отчетливо представил себе – если волк свалит его на землю, то начнет рвать зубами не только руку, и попытается достать до горла. Нащупав на поясе рукоятку ножа, человек не без труда выхватил его и, улучшив момент, проткнул брюхо зверя. Затем еще раз. Раненый матерый волк, оставив охотника, на брюхе семеня лапами, сполз со склона в сторону волчицы.

Достигнув ее, теряя последние силы, волк положил свою отяжелевшую голову на шею уже погибшей подруги. Охотник не стал добивать волка, зная, что тому не выжить. Не обнаружив рядом своей собаки, Рыжик догадался – она бросилась в погоню за третьим зверем. Но в какую сторону.

Джокер понял: волчица приближается не с целью познакомиться поближе и не с мирной целью. Злобный оскал зверя недвусмысленно предлагал принять к сведению – компромисса не будет, а будет жесткий диалог. Волки практически всегда действуют по одному и тому же сценарию. В любом случае, преследуя жертву или встречая яростное сопротивление зверя, как можно быстрее вцепиться в горло, стиснуть челюсти на шее бульдожьей хваткой и держать до тех пор, пока зверек не ослабнет и не затихнет. Овчарка была натаскана опытным кинологом и решала свои задачи, как того требовали «инструкции», полученные ею во время «учебы». Не доходя до пса нескольких волчьих шагов, волчица бросилась на представителя семейства собачьих. Уже в полете лесной зверь понял, что промахнулся, так как его клыки клацнули впустую. Джокер в последнюю секунду ушел в сторону. Он мог бы ринуться на приземляющуюся волчицу, но не стал этого делать. Погоня за ней столь утомила собаку, что она решила приберечь силы. Каждое мгновение отдыха имело немаловажное значение.

У волчицы были совершенно противоположные намерения. Разделаться с этой сделав большой круг, вернуться к логову. В том, что это возможно, она не сомневалась. Второй прыжок на пса после приземления стал для волчицы неожиданным и противоестественным. Едва коснувшись почвы передними лапами (волчица снова промахнулась), она почувствовала на своей шее зубы овчарки. Челюсти пса не были столь мощные, как у волка, но держали надежно, хотя это давалось довольно трудно. Все попытки волчицы освободиться не приносили результата. Она волочила пса по земле, опрокидывалась на спину, пытаясь своим весом ослабить хватку собаки, но та упорно продолжала держать волка в тисках, ограничивая его действия. Волчица понимала: нужно как можно быстрее освободиться: в любой момент может появиться страшный охотник. После небольшой передышки волчица снова и снова пыталась сбросить небольшого раздумья, Рыжик двинулся в сторону бросившегося в погоню своего пса за волчицей. В том, что это так, он не сомневался. Спасаясь от погони, не только волки, но и другие звери стараются уйти и затеряться между нагромождениями камней, бурелома, цепких разросшихся кустарников и потому маршрут волчицы для охотника не представлял трудно разрешимой задачей.

Уже сорок приметам он догадался – они где-то рядом. Не могли они дальше уйти. Или волчица, обладая большей выносливостью, оторвалась от погони и пес вынужден вернуться, или случилось худшее – сцепились в схватке. Второй вариант никак не устраивал Рыжика. Он понимал – собака может оказаться слабее. Остановившись, охотник какое-то время прислушивался, пытаясь услышать малейший звук, исходящий от Джокера, волчицы или иных источников. Все было тихо. До рассвета еще было далеко. Луна лишь слабо освещала одинокие редкие сосны, скальные породы, склоны небольших оврагов. Рыжик стал спускаться в низину. По его представлению звери пошли именно по этому пути. Низина заканчивалась перелеском, а за ним речушка «Ленка», как  ее называли местные жители, по берегам заросшая болотной растительностью, ассоциируя ее с большой рекой Леной. В жаркое лето она практически полностью пересыхала. Лишь небольшой ручеек, петляя меж камней, напоминал аборигенам о ее присутствии.

Не доходя до речушки около сотни метров, охотник остановился. Какое-то смутное чувство подсказывало ему – туда идти не стоит – их там нет. Тишина давила на мозг, на психику. Необъяснимая тревога неизвестного свойства не девала сосредоточиться – требовала выхода.

Охотник взвел оба курка и выстрелил дуплетом. В полнейшей тишине выстрелы показались довольно громкими. Он не сознавал, для чего это сделал. Чтобы успокоить свои нервы или дать знать псу о своем присутствии?

…Джокер с трудом сдерживал сопротивление волчицы. Она тоже ослабла от болевого шока. С каждым ее движением зубы собаки все глубже вонзались в шею волчицы. Неожиданные выстрелы невдалеке заставили вздрогнуть обоих. Волчица стала активнее предпринимать попытки к своему освобождению, а пес усилил хватку. Шерсть, попадавшая псу в ноздри, изрядно нервировала собаку. Джокер, в силу занятой пастью шеи волчицы, не мог дать знак хозяину. Волчица естественно была заинтересована не себя никоим образом. Лесной зверь раньше пса учуял запах охотника и его приближение, и понял – медлить больше нельзя. Собрав все имеющиеся у нее силы, волчица словно обрела второе дыхание. Всеми известными способами вокруг себя шум. Джокер, понимая, что от него зависит – уйдет волчица или нет – не размыкал челюсти.

Чуткое ухо охотника уловило звуки, исходившие из-за больших валунов, и поспешил в ту сторону. Он обнаружил их в тот момент, когда волчица стояла на четырех ослабших лапах, едва держась от напряжения. Джокер свисал с шеи зверя, как гроздь винограда, едва не теряя сознание от слабости. Пес не видел подошедшего охотника, но почувствовал его присутствие. Несильный удар прикладом по волчьей голове свалил наземь. Джокер не сразу разжал челюсти, так как их свело судорогой от чрезмерной нагрузки. Рыжик вытащил из сумки скотч и связал и лапы хищника. Он был предусмотрительным и потому в его полевой сумке всегда были некоторые вещи, которые не каждый охотник возьмет с собой на охоту: гвозди, плоскогубцы, веревочки, завязки, проволока из цветных металлов, мыло, станок для бритья, т.д.

Появление в селе Рыжика-Пыжика с живым трофеем на плечах под утро прошло практически незамеченным. Многие еще спали. Подходя к своему покосившемуся бревенчатому дому, добытчик толкнул калитку ногой, пропуская вперед Джокера. Лишь соседский пес, почуяв волка, заливистым громким лаем возвестил об этом остальных псов. Те на заставили себя долго ждать. Беспорядочный лай превратился в сплошную какофонию звуков. Тревожные нотки лая дали понять – рядом чужак и не просто чужак, а извечный враг – волк. Но охотника это совсем не волновало.

Небольшое помещение, ставшее обиталищем лесного зверя, возведенное охотником у поленницы дров было утеплено подручными средствами. Вначале Рыжик держал волчицу на коротком метровом поводке. Металлическая цепь и крепкий ошейник не давали возможности волчице вырваться из плена. Понимая, что постоянно держать на цепи самку не стоит. Рыжик-Пыжик соорудил из проволоки волчицы. Особого труда это не составило. Трудность заключалась – как приручить волчицу? Еще в дороге по пути домой с добычей Рыжику пришла идея одомашнить волчицу. Провести случку с кобелем хорошей породы и в дальнейшем одного из щенков наиболее крепкого и смышленого отдать знакомому кинологу для натаскивания на диких животных. Эта мысль, засевшая в голове охотника, рисовала ему радужные картины.

Да, Джокер – прекрасный пес, делает свою работу безукоризненно, но он в солидном возрасте. Еще два-три года и пес будет терять свои лучшие качества. Нюх притупится, скорость убавится, выносливость уменьшится. Одомашнить волчицу оказалось не только непростым делом, но и практически безнадежным. Что только не делал опытный охотник – волчица оставалась волчицей. При появлении Рыжика-Пыжика она злобно скалилась, рвалась с поводка. Ее злобный оскал, взъерошенная шерсть говорили о многом. Естественно мужчина понимал, что будет нелегко.

Придется изрядно повозиться. Тем разговора с человеком, имеющего опыт дрессировки животных. Тот отказался сразу, мотивируя свое нежелание заняться волчицей, делом бесперспективным – другое дело, но только не с переростком.

Каждый раз перед кормежкой продолжалось одно и то же: злоба и ненависть во взгляде, рычание и нежелание принимать пищу.

- Ничего, ты никуда не денешься и будешь послушным. У тебя  нет другого выхода – говорил охотник, пододвигая миску с похлебкой к зверью поближе. Другая проблема – что делать с Джокером? Находясь за перегородкой, волчица все время чувствовала присутствие пса и была неспокойна. Пока пес рядом, ни о каком прогрессе в сторону одомашнивания лесного зверя вопрос не будет стоять. За небольшой период времени Джокер был отправлен на дачу за несколько километров от родного села к проживающему там пенсионеру. Пенсионер Валентин Иванович являлся близким родственником Рыжика. Хотя и жаль было расставаться с любимцем, ни сделаешь ради эксперимента. К огорчению охотника, это интересное дело с его точки зрения затянулось на неопределенное время. Волк был неприступен. Рыжик использовал и применял на практике все мыслимые и немыслимые приемы обращения с волчицей. Контакта, сближения не получалось. Волчица при охотнике не подходила к пище, питьевой воде и даже перестала смотреть в его сторону.

И лишь когда охотник заходил в избу, волчица принималась за еду, повернувшись спиной к ушедшему Рыжику.

Рыжик понимал: раздражение, повышенный тон, громкий голос в сторону зверя, не будут способствовать потеплению их отношений. Но ничего не мог с этим поделать. Порой срывался, не выдерживая злобного взгляда волчицы. Шли недели. Иногда ему хотелось схватить дубину и по примеру одного из героев романа Джека Лондона «Белый клык» приручить волчицу, сделать покладистой. Такая «учеба» бывает обычно короткой, но действенной. Любая ненависть, злоба тогда сменяется страхом, а страх предполагает уважение. Уважение. Но он не стал делать этого. Несмотря на свой несдержанный характер, не пошел по пути насилия и жестокости. Рыжик выбрал другой вариант. После долгих раздумий, бесед с разными людьми, пришел к однозначному выводу: пора искать «жениха» для волчицы. Так какого же пса предложить будущей «невесте»?

Три кандидатуры отпали сразу же. Помесь немецкой овчарки с признающей никаких экспериментов с псами любой породы. Второй кандидатурой был сенбернар, тоже разбавленный примесью с какой-то самкой, по разрезу глаз дающей предположение о имеющемся отношении пса к Средней Азии.

Третий претендент в «женихи» был настоящим московским сторожевым псом, имеющий в послужном списке кроме прекрасной родословной, отличную выучку, умный взгляд, умение вести себя достойно в самых непредсказуемых ситуациях. При приближении к сетчатому ограждению, авторитетного «жениха» от лесной «невесты», серьезный пес был несколько озадачен поведением навязанной ему «избранницей». Волчица была без поводка и встретила гордого московского гостя в «штыки». Звериная злоба дикой самки, бросающаяся испепеляющим взглядом, смутила самца породы. Обычно при его появлении в любой компании псы и самки несколько убавляли свой пыл. Безрассудство, несдержанность, отвага как-то уходили на второй план. На первый план ставились понимание, уважение и солидарность с псами разных пород. Не на последнем месте было родство душ и крови. Пес стоял перед ограждением напротив беснующейся будущей подругой (подругой ли?) и не знал, как поступить. Он понимал – перед ним не представительница своей породы. Запах волка и собаки разнился. Прекрасное воспитание и непререкаемый авторитет его хозяина Геннадия Савенкова. Кто был хорошим знакомым Рыжика-Пыжика, не позволяли умному псу перейти на банальную перебранку.

Он оглянулся на своего хозяина, как бы спрашивая – что дальше? Доброжелательный взгляд и кивок Геннадия дал недвусмысленно понять – никакой агрессии, только терпение и терпение. Многочисленные пробежки по кругу внутри ограждения вот уже более сорока минут и время от времени хищный оскал в сторону терпеливого «друга» не давал никаких шансов, что ситуация изменится. Вопрос, прозвучавший из уст близкого товарища, не был неожиданным, так как Рыжик уже начал задумываться, что предпринять дальше, если волк и пес так и не пришли к единому мнению. После долгих раздумий Рыжик-Пыжик отказался от такого предложения, так как понимал: любовь и насилие несовместимы. Кроме того: волчица окончательно и все эксперименты попадут, как говорится, коту под хвост. После таких бурных событий хозяин волчицы изредка подходил к вольеру, грустно к противоположному краю вольера и ложилась на брюхо спиной к хозяину, игнорируя его появление.

Время шло. Проходили дни недели. Прошло два месяца. Однажды Рыжик-Пыжик возле продуктового магазина встретил. Тот был потомок старинных еврейских корней, иногда очень проницательным, в результате редкого прояснения ума. Давал порой удивительные советы жителям своего села, которые нередко оказывались очень ценными. Вот и сейчас, едва Рыжик подошел к продмагу, предложил ему помощь в житейских делах. Уже не верящий ни во что, Рыжик с грустью поведал ему от неудавшихся экспериментах с собаками и волчицей.

уже начинающий стареть, сплошь седой как лунь мужик, выше среднего роста, чуть прихрамывающий на одну ногу, на короткое время задумался. Что у него происходило в извилинах мозга, он и сам, наверное, не все понимал, но то, что бродяга выложил своему оппоненту, вконец озадачило опытного охотника.

- Владимир, да ты приведи к волчице вот этого пса, - показав в сторону беспризорного животного, лежавшего в одиночестве возле магазина. Этот примелькавшийся жителям пес отличался удивительной кротостью и добродушием. Нередко детишки подходили к нему, гладя по головке, пока нерадивые матери были заняты покупками. Но если поблизости оказывался пришлый пес – Шарик – как называли его жильцы, поднимался, поворачиваясь в сторону пришельца собачьего племени с угрожающим видом следя за его передвижениями, и чужак уходил без ссоры и перебранки.

- И что ты думаешь, волчица примет Шарика как реального претендента на роль жениха? – спросил хозяин волчицы, вопросительно глядя на беспризорного оппонента.

- А почему бы и нет, в свою очередь ответил вопросом на вопрос хромоногий, глядя на охотника, то на собаку.

- Ты внимательней приглядись – неужели не видишь и не чувствуешь, как от него исходят флюиды, аура совершенно чистая?!

Рыжик-Пыжик погрустнел. Он естественно ничего не увидел и не почувствовал, но заметил нездоровый еврея.

Собираясь уходить, сделав несколько шагов в сторону от магазина – охотник остановился.

- А моет все-таки попробовать – осенило Рыжика. Попытка не пытка.

- Послушай, я принесу ошейник, наденешь на пса, и пойдем ко мне. Магарыч с меня. Через пятнадцать-двадцать минут они уже шли от магазина во владения опытного охотника. Войдя в калитку, по просьбе хозяина дома снял ошейник. Шарик, попав в совершенно незнакомую обстановку, стоял в нерешительности.

Открыв вторую решетчатую деревянную дверцу, вход которой давал возможность войти в свободное пространство перед вольером, по просьбе хозяина подтолкнул Шарика в сторону изгороди. Остановившись с нескольких от просматриваемого насквозь забора – пес увидел волчицу. Самка лежала возле противоположной стороны большой клетки и при виде пса поднялась на все четыре лапы. Два животных долго вглядывались друг в друга. Во взглядах обоих не было ни тени враждебности, агрессии, злобы. Проницательный человек без труда определил бы теплоту, добродушие, излучающие их глаза. Охотник и его знакомый были не просто удивлены, а ошеломлены подобной сценой. Дальше произошло еще более удивительное.

Очутившись наедине с волчицей,  как и подобает особи мужского пола, не спеша подошел к представительнице дивой природы.  Обнюхал со всех сторон, потерся головой о ее голову, потом отпрыгнув в сторону, приблизившись, положил передние лапы на загривок удивительно присмиревшей волчицы. Затем начал лаять, бегая вокруг нее, чуть ли не вставая на задние лапы. Обомлевший Рыжик, забыв о существовании, во все глаза глядел на это чудо. И не обращая никакого внимания на соседского пса, беспрестанно лающего, недовольного тем, что кроме чуждой ему волчицы появился еще один беспородный очередной пес.

А когда звери вприпрыжку начали бегать вдоль вольера, резвясь и дурачась – бывалого охотника едва не хватила. На радостях Рыжик-Пыжик обнял, всячески. Вытащив из портмоне деньги, охотник отсчитал безработному определенную сумму, эквивалентную одному литру водки, и обладающего экстрасенсорными способностями. Так и остались жить вместе дикий зверь и домашнее животное. Суровый охотник с умилением смотрел на их любовные проделки. Волчица больше не Рыжика одобрительно и с уважением. Близкие, знакомые, соседи и даже некоторые жители из ближайших деревень не верившие рассказам о необычной любви, приходили, приезжали, чтобы в правдивости удивительной истории. Через определенное время, отпущенное природой, на свет появились четверо милых щенят. Шарик с удивлением поглядывал не шевелящихся живых существ.

Охотник, довольный результатами эксперимента, подкладывал им хорошие кусочки мяса. Хотя это и было накладно, но он не роптал. К тому же к нему на днях приехала бывшая супруга, решившая возобновить семейные отношения. Рыжик не отказался.

Хотя ранее их супружеская жизнь не сложилась в виду отсутствия детей. Второе замужество также не дало никаких результатов. Но она приехала не с пустыми руками. После раздела имущества со вторым супругом в Сбербанке на ее имя значилась солидная сумма денег, плюс однокомнатная квартира и гараж в кооперативе. Рыжик, привыкший жить один, вначале чувствовал дискомфорт. Но они нашли оптимальное решение и зачастую спали в разных комнатах…

К сожалению, один из щенят родился слабым и больным и недолго прожил. Остальные трое быстро набирали вес. Рыжик пока не решил: кого же выбрать для обучения у кинолога. Все щенки были на подбор шустрыми. Когда щенкам исполнился годик от рождения, охотник решил начать переговоры с человеком, имеющим представление, связанное с дрессировками. Вначале он думал привезти специалиста, чтобы тот сам решил, какой из щенков более подходит для таких целей. Незадолго до этого он уже отпускал семейную пару на улицу, хотя очень переживал, как бы чего не случилось. Но необычная парочка вела себя более чем спокойно, только вот встречные собаки шарахались в стороны при виде серого существа со знакомыми очертаниями и специфическим запахом.

Их безудержный нервный лай разносился по всей округе, будоража остальных собак. Пес и волчица не обращали никакого внимания на отдельные выпады более. Их интересовало лишь общение друг с другом.

Вначале кое-кто из жителей предупреждал Рыжика о серьезной опасности таких вот вольностей. Некоторые всерьез думали о расправе над слишком раскованным и самоуверенным экспериментатором. Больше всех возмущались женщины, пришедшие с участковым инспектором. Собравшаяся толпа у калитки требовала немедленного выхода из дома безответственного взрослого человека. Возбуждение росло. Подойдя к калитке, Рыжик попросил людей отойти от двери шагов на десять и перестать шуметь.

- Вы сейчас убедитесь, что ваши опасения беспочвенны. Нет никаких оснований беспокоиться. Это уже не волк, а обыкновенная собака. А обличье волка пусть вас не смущает. Я отвечаю за каждое свое слово. К волчице и к Шарику неоднократно подходили дети, обнимали их, гладили. Да, сначала я тоже переживал, но как не раз убеждался – смирные животные очень дружелюбны и не причинят никакого вреда никому. Сейчас я приведу их, только вы не шумите, пожалуйста!

Охотник еще никогда ему говорить с людьми через забор.

Через минуту отослав  находившуюся неподалеку, когда он «двигал» речь, домой. Рыжик вывел животных на улицу. Даже большая, начинающая стихать толпа, не смутила волчицу и собаку ни в чем ластились друг к другу, проявляя собачьи нежности. Толпа ахнула, когда ребенок лет пяти подбежал к волчице и стал обнимать ее, пытаясь даже взгромоздиться на нее. Народ, еще не успев оправиться от шока, как еще двое детишек чуть постарше затеяли возню с семейной парой.

- Ну что я вам говорил, - рассмеялся довольный хозяин дома. – Подходи любой – никто вас не укусит! Желающих не нашлось.

Еще долго не смолкали разговоры о необычной дружбе пса с волчицей. Напряжение несколько спало, но тревога осталась.

- Ну не может такого быть, чтобы волк полностью одомашнился. Зверь остается зверем. Рано или поздно это проявится – говорил один из жителей поселка – по-видимому, наиболее продвинутый.

Более всех доставлял хлопот участковый Олег, неоднократно проводя собеседования с несговорчивым стрелком.

- Ты пойми, Владимир Иванович: есть положения, инструкции, есть закон, в конце концов. Мы все должны придерживаться их. Нельзя выводить собак без намордников на прогулку. Не положено. Да и зарегистрировать их необходимо. Каждый раз после таких бесед Рыжик мрачнел все больше и больше.

- Владимир Иванович, жильцы собираются писать коллективную жалобу на вас. Боятся, видишь ли, за своих детей, в очередной раз предупредил участковый. Рыжик без всякого настроения бесцельно бродил по двору. Его уже не радовала возня взрослеющих щенят.

На следующий день ранним утром он решил ехать за специалистом по дрессировке собак, так как он никак не мог дозвониться до знакомого. Утром бывшая супруга Надежда Петровна настояла на том, чтобы тот позавтракал, выпил чаю, с чем бывший муж не сразу согласился.

- Меня не надо провожать до калитки, - сказал Рыжик, - я сам дойду. Ему надо было пройти несколько дворов, чтобы встретиться с человеком, обещавшего довезти его до райцентра по определенному адресу. Супруга, зная нелегкий нрав своего первого суженого, вернулась с крыльца в прихожую.

Решив скосить путь до калитки, охотник двинулся напрямую мимо колодца. Перешагивая через невысокий штакетник, Рыжик запнулся о корягу. Он не видел и не мог предположить, что может произойти подобное. Кроткая, одомашненная волчица неслышной тенью проскользнула мимо кустов смородины и приблизилась сзади к своему хозяину. Едва не растянувшись на дорожке, экспериментатор не успел выпрямиться, как почувствовал на своей шее сильное болезненное сдавливание. Сила сжатия была настолько велика, что человек стал практически парализован. Пытаясь хоть как-то сопротивляться мощному живому капкану, Владимир Иванович хотел принять вертикальное положение. Волчица, вероятно разгадав его намерение, дернула оцепеневшее тело на себя. Рыжик свалился набок, чувствуя, как силы покидают его. В момент падения было опрокинуто цинковое ведро, которое отлетело в сторону, ударившись о штакетник. Надежда Петровна, услышав характерные звуки цинковой емкости, вышла на крыльцо. Спустившись с него и пройдя вдоль стены бревенчатого дома в сторону колодца, женщина увидела страшную картину. Рядом с колодцем под световым на вершине светилась обычная лампочка, под абажуром лежало распростертое тело ее мужа. Над ним волчица.

Судорожно цепляясь за почву руками, уже ничего не понимал и практически не сопротивлялся. Какое-то мгновение остолбеневшая от женщина безмолвствовала. Затем пронзительный крик испуганной супруги разорвал предрассветную тишину. Раздался громкий лай. В соседнем доме зажегся свет…

Лежа в краевой больнице, куда его привезла Надежда Петровна, Рыжик был еще крайне слаб. Мощные клыки волчицы проникли глубоко в горло, повредив шейные позвонки. Предстояло долгое лечение. За все время излечения к нему приходили несколько человек, искренне уважавших этого непростого жителя поселка.

- Так, ну и что будем теперь делать с Шариком и со щенками, - спросила подруга, очередной придя к Владимиру на свидание.

- Отпусти их, Надя, на все четыре стороны. Они меня больше не интересуют – прохрипел он. Каждое слово давалось ему с трудом.

- Шарик прописан возле магазина – не пропадет, а щенков кто-нибудь да подберет, – еле слышно прошептал Владимир.

- А не махнуть ли нам в Бодайбо, у меня там подруга живет, приглашает. Денежные средства у меня есть. Ты будешь охотиться. Ведь ты без этого не можешь, – совсем не в тему сказала она.

Рыжик долго лежал, затем медленно стал говорить о том, что его сердце прикипело к этому месту, где он живет в настоящее время.

- Спасибо тебе, Наденька, что ты выручила меня. Если бы не ты, волчица была бы очень довольна, что рассчиталась за своих родичей – не замечая ее протестующие возгласы, - произнес он.

- А ведь я так и не забрал шкуры двух волков на последней охоте, - продолжил он после небольшого перерыва.

- Да, и хочу тебе сказать – ты не изменилась за эти годы, прожитые врозь. За этими охотничьими интересами я как-то не замечал, что ты довольно симпатичная и даже стала еще привлекательней.

- Да ну тебя, – смутилась невысокого роста женщина. Стройная, в бардовом платье, в вязаном джемпере серого цвета, с не очень глубоким вырезом на груди, с короткой стрижкой, она выглядела великолепно. Почти правильные черты лица, небольшой нос, челка каштановых волос порой прикрывала ей глаз, отчего слегка встряхивала голову. В свои неполные сорок лет смотрелась намного моложе. По прошествии времени, Рыжик вернул Джокера обратно, отчетливо осознав правоту поговорки: «Старый друг лучше новых двух».

Самой ближайшей целью Рыжика была надежда найти волчицу, сумевшую так искусно войти в роль добродушной и доверчивой. Едва не такого опытного современного охотника-следопыта. И поможет ему в поисках Джокер. Он еще не растерял всех навыков, так необходимых для успешной охоты. Пострадавший от волчицы охотник прекрасно понимал, что обоюдная встреча с удивительным зверем возможна только случайно и потому надо на долгую охоту. У волков никуда не делась мстительность и осторожность. Они в них заложены изначально. Неизвестно только, примут ли в свою стаю ставшую чужеродной волчицу, впитавшую в себя запах, или придется в одиночку бороться за выживание. и найдет общий волчий язык с ними. Ведь она умеет так здорово перевоплощаться. Кроме того, у нее есть крупный козырь – она самка. А это говорит о многом.

Список литературы

  1.  Лукашук И.И. Международное право: Общая часть. Изд.3-е — М., 2005.
  2.  Международное гуманитарное право: Учебник для вузов. Батырь В.А. - "Юстицинформ", 2006.
  3.  Международное гуманитарное право:  учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» /[С. С. Маилян]; под ред. И. И. Котлярова. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2009. — 271 с.
  4.  Международное право: Учебник / Отв. ред. А.Н. Вылегжанин. — М., Высшее образование, Юрайт-Издат, 2009.
  5.  Международное право: Учебник / Отв. ред. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., Международные отношения, 2005.

один выстрел по движущимся теням серого цвета. Второй выстрел оказался точнее. Получив пулю в бок, один из волков лишился возможности передвигаться на четырех конечностях. То была самка. Опершись на передние лапы, раненая волчица пыталась подняться, но не смогла. Увидев, что его подруга ранена и не может бежать, волк вернулся.

Волки являются не только злобными и мстительными хищниками, но и преданными своему сословию, своему клану, что и произошло в данном случае. Кружа вокруг погибающей самки, рыча и скалясь, волк понимал – она обречена, но до последнего не покидал ее. Очередной выстрел опрокинул хищницу на землю. И тогда волк пошел в атаку на охотника. Рыжик-Пыжик не мог и представить себе, что хищник пойдет на такое. Замешкавшись, он. В последний момент волк чуть уклонился в сторону, и пуля лишь взрыхлила землю. Совершая прыжок, зверь метил в горло своего злейшего врага. Волчья пасть лишь сомкнулась на запястье охотника, так как тот, инстинктивно защищаясь, поднял руку. Рыжик-Пыжик отчетливо представил себе – если волк свалит его на землю, то начнет рвать зубами не только руку, и попытается достать до горла. Нащупав на поясе рукоятку ножа, человек не без труда выхватил его и, улучшив момент, проткнул брюхо зверя. Затем еще раз. Раненый матерый волк, оставив охотника, на брюхе семеня лапами, сполз со склона в сторону волчицы.

Достигнув ее, теряя последние силы, волк положил свою отяжелевшую голову на шею уже погибшей подруги. Охотник не стал добивать волка, зная, что тому не выжить. Не обнаружив рядом своей собаки, Рыжик догадался – она бросилась в погоню за третьим зверем. Но в какую сторону.

Джокер понял: волчица приближается не с целью познакомиться поближе и не с мирной целью. Злобный оскал зверя недвусмысленно предлагал принять к сведению – компромисса не будет, а будет жесткий диалог. Волки практически всегда действуют по одному и тому же сценарию. В любом случае, преследуя жертву или встречая яростное сопротивление зверя, как можно быстрее вцепиться в горло, стиснуть челюсти на шее бульдожьей хваткой и держать до тех пор, пока зверек не ослабнет и не затихнет. Овчарка была натаскана опытным кинологом и решала свои задачи, как того требовали «инструкции», полученные ею во время «учебы». Не доходя до пса нескольких волчьих шагов, волчица бросилась на представителя семейства собачьих. Уже в полете лесной зверь понял, что промахнулся, так как его клыки клацнули впустую. Джокер в последнюю секунду ушел в сторону. Он мог бы ринуться на приземляющуюся волчицу, но не стал этого делать. Погоня за ней столь утомила собаку, что она решила приберечь силы. Каждое мгновение отдыха имело немаловажное значение.

У волчицы были совершенно противоположные намерения. Разделаться с этой сделав большой круг, вернуться к логову. В том, что это возможно, она не сомневалась. Второй прыжок на пса после приземления стал для волчицы неожиданным и противоестественным. Едва коснувшись почвы передними лапами (волчица снова промахнулась), она почувствовала на своей шее зубы овчарки. Челюсти пса не были столь мощные, как у волка, но держали надежно, хотя это давалось довольно трудно. Все попытки волчицы освободиться не приносили результата. Она волочила пса по земле, опрокидывалась на спину, пытаясь своим весом ослабить хватку собаки, но та упорно продолжала держать волка в тисках, ограничивая его действия. Волчица понимала: нужно как можно быстрее освободиться: в любой момент может появиться страшный охотник. После небольшой передышки волчица снова и снова пыталась сбросить небольшого раздумья, Рыжик двинулся в сторону бросившегося в погоню своего пса за волчицей. В том, что это так, он не сомневался. Спасаясь от погони, не только волки, но и другие звери стараются уйти и затеряться между нагромождениями камней, бурелома, цепких разросшихся кустарников и потому маршрут волчицы для охотника не представлял трудно разрешимой задачей.

Уже сорок приметам он догадался – они где-то рядом. Не могли они дальше уйти. Или волчица, обладая большей выносливостью, оторвалась от погони и пес вынужден вернуться, или случилось худшее – сцепились в схватке. Второй вариант никак не устраивал Рыжика. Он понимал – собака может оказаться слабее. Остановившись, охотник какое-то время прислушивался, пытаясь услышать малейший звук, исходящий от Джокера, волчицы или иных источников. Все было тихо. До рассвета еще было далеко. Луна лишь слабо освещала одинокие редкие сосны, скальные породы, склоны небольших оврагов. Рыжик стал спускаться в низину. По его представлению звери пошли именно по этому пути. Низина заканчивалась перелеском, а за ним речушка «Ленка», как  ее называли местные жители, по берегам заросшая болотной растительностью, ассоциируя ее с большой рекой Леной. В жаркое лето она практически полностью пересыхала. Лишь небольшой ручеек, петляя меж камней, напоминал аборигенам о ее присутствии.

Не доходя до речушки около сотни метров, охотник остановился. Какое-то смутное чувство подсказывало ему – туда идти не стоит – их там нет. Тишина давила на мозг, на психику. Необъяснимая тревога неизвестного свойства не девала сосредоточиться – требовала выхода.

Охотник взвел оба курка и выстрелил дуплетом. В полнейшей тишине выстрелы показались довольно громкими. Он не сознавал, для чего это сделал. Чтобы успокоить свои нервы или дать знать псу о своем присутствии?

…Джокер с трудом сдерживал сопротивление волчицы. Она тоже ослабла от болевого шока. С каждым ее движением зубы собаки все глубже вонзались в шею волчицы. Неожиданные выстрелы невдалеке заставили вздрогнуть обоих. Волчица стала активнее предпринимать попытки к своему освобождению, а пес усилил хватку. Шерсть, попадавшая псу в ноздри, изрядно нервировала собаку. Джокер, в силу занятой пастью шеи волчицы, не мог дать знак хозяину. Волчица естественно была заинтересована не себя никоим образом. Лесной зверь раньше пса учуял запах охотника и его приближение, и понял – медлить больше нельзя. Собрав все имеющиеся у нее силы, волчица словно обрела второе дыхание. Всеми известными способами вокруг себя шум. Джокер, понимая, что от него зависит – уйдет волчица или нет – не размыкал челюсти.

Чуткое ухо охотника уловило звуки, исходившие из-за больших валунов, и поспешил в ту сторону. Он обнаружил их в тот момент, когда волчица стояла на четырех ослабших лапах, едва держась от напряжения. Джокер свисал с шеи зверя, как гроздь винограда, едва не теряя сознание от слабости. Пес не видел подошедшего охотника, но почувствовал его присутствие. Несильный удар прикладом по волчьей голове свалил наземь. Джокер не сразу разжал челюсти, так как их свело судорогой от чрезмерной нагрузки. Рыжик вытащил из сумки скотч и связал и лапы хищника. Он был предусмотрительным и потому в его полевой сумке всегда были некоторые вещи, которые не каждый охотник возьмет с собой на охоту: гвозди, плоскогубцы, веревочки, завязки, проволока из цветных металлов, мыло, станок для бритья, т.д.

Появление в селе Рыжика-Пыжика с живым трофеем на плечах под утро прошло практически незамеченным. Многие еще спали. Подходя к своему покосившемуся бревенчатому дому, добытчик толкнул калитку ногой, пропуская вперед Джокера. Лишь соседский пес, почуяв волка, заливистым громким лаем возвестил об этом остальных псов. Те на заставили себя долго ждать. Беспорядочный лай превратился в сплошную какофонию звуков. Тревожные нотки лая дали понять – рядом чужак и не просто чужак, а извечный враг – волк. Но охотника это совсем не волновало.

Небольшое помещение, ставшее обиталищем лесного зверя, возведенное охотником у поленницы дров было утеплено подручными средствами. Вначале Рыжик держал волчицу на коротком метровом поводке. Металлическая цепь и крепкий ошейник не давали возможности волчице вырваться из плена. Понимая, что постоянно держать на цепи самку не стоит. Рыжик-Пыжик соорудил из проволоки волчицы. Особого труда это не составило. Трудность заключалась – как приручить волчицу? Еще в дороге по пути домой с добычей Рыжику пришла идея одомашнить волчицу. Провести случку с кобелем хорошей породы и в дальнейшем одного из щенков наиболее крепкого и смышленого отдать знакомому кинологу для натаскивания на диких животных. Эта мысль, засевшая в голове охотника, рисовала ему радужные картины.

Да, Джокер – прекрасный пес, делает свою работу безукоризненно, но он в солидном возрасте. Еще два-три года и пес будет терять свои лучшие качества. Нюх притупится, скорость убавится, выносливость уменьшится. Одомашнить волчицу оказалось не только непростым делом, но и практически безнадежным. Что только не делал опытный охотник – волчица оставалась волчицей. При появлении Рыжика-Пыжика она злобно скалилась, рвалась с поводка. Ее злобный оскал, взъерошенная шерсть говорили о многом. Естественно мужчина понимал, что будет нелегко.

Придется изрядно повозиться. Тем разговора с человеком, имеющего опыт дрессировки животных. Тот отказался сразу, мотивируя свое нежелание заняться волчицей, делом бесперспективным – другое дело, но только не с переростком.

Каждый раз перед кормежкой продолжалось одно и то же: злоба и ненависть во взгляде, рычание и нежелание принимать пищу.

- Ничего, ты никуда не денешься и будешь послушным. У тебя  нет другого выхода – говорил охотник, пододвигая миску с похлебкой к зверью поближе. Другая проблема – что делать с Джокером? Находясь за перегородкой, волчица все время чувствовала присутствие пса и была неспокойна. Пока пес рядом, ни о каком прогрессе в сторону одомашнивания лесного зверя вопрос не будет стоять. За небольшой период времени Джокер был отправлен на дачу за несколько километров от родного села к проживающему там пенсионеру. Пенсионер Валентин Иванович являлся близким родственником Рыжика. Хотя и жаль было расставаться с любимцем, ни сделаешь ради эксперимента. К огорчению охотника, это интересное дело с его точки зрения затянулось на неопределенное время. Волк был неприступен. Рыжик использовал и применял на практике все мыслимые и немыслимые приемы обращения с волчицей. Контакта, сближения не получалось. Волчица при охотнике не подходила к пище, питьевой воде и даже перестала смотреть в его сторону.

И лишь когда охотник заходил в избу, волчица принималась за еду, повернувшись спиной к ушедшему Рыжику.

Рыжик понимал: раздражение, повышенный тон, громкий голос в сторону зверя, не будут способствовать потеплению их отношений. Но ничего не мог с этим поделать. Порой срывался, не выдерживая злобного взгляда волчицы. Шли недели. Иногда ему хотелось схватить дубину и по примеру одного из героев романа Джека Лондона «Белый клык» приручить волчицу, сделать покладистой. Такая «учеба» бывает обычно короткой, но действенной. Любая ненависть, злоба тогда сменяется страхом, а страх предполагает уважение. Уважение. Но он не стал делать этого. Несмотря на свой несдержанный характер, не пошел по пути насилия и жестокости. Рыжик выбрал другой вариант. После долгих раздумий, бесед с разными людьми, пришел к однозначному выводу: пора искать «жениха» для волчицы. Так какого же пса предложить будущей «невесте»?

Три кандидатуры отпали сразу же. Помесь немецкой овчарки с признающей никаких экспериментов с псами любой породы. Второй кандидатурой был сенбернар, тоже разбавленный примесью с какой-то самкой, по разрезу глаз дающей предположение о имеющемся отношении пса к Средней Азии.

Третий претендент в «женихи» был настоящим московским сторожевым псом, имеющий в послужном списке кроме прекрасной родословной, отличную выучку, умный взгляд, умение вести себя достойно в самых непредсказуемых ситуациях. При приближении к сетчатому ограждению, авторитетного «жениха» от лесной «невесты», серьезный пес был несколько озадачен поведением навязанной ему «избранницей». Волчица была без поводка и встретила гордого московского гостя в «штыки». Звериная злоба дикой самки, бросающаяся испепеляющим взглядом, смутила самца породы. Обычно при его появлении в любой компании псы и самки несколько убавляли свой пыл. Безрассудство, несдержанность, отвага как-то уходили на второй план. На первый план ставились понимание, уважение и солидарность с псами разных пород. Не на последнем месте было родство душ и крови. Пес стоял перед ограждением напротив беснующейся будущей подругой (подругой ли?) и не знал, как поступить. Он понимал – перед ним не представительница своей породы. Запах волка и собаки разнился. Прекрасное воспитание и непререкаемый авторитет его хозяина Геннадия Савенкова. Кто был хорошим знакомым Рыжика-Пыжика, не позволяли умному псу перейти на банальную перебранку.

Он оглянулся на своего хозяина, как бы спрашивая – что дальше? Доброжелательный взгляд и кивок Геннадия дал недвусмысленно понять – никакой агрессии, только терпение и терпение. Многочисленные пробежки по кругу внутри ограждения вот уже более сорока минут и время от времени хищный оскал в сторону терпеливого «друга» не давал никаких шансов, что ситуация изменится. Вопрос, прозвучавший из уст близкого товарища, не был неожиданным, так как Рыжик уже начал задумываться, что предпринять дальше, если волк и пес так и не пришли к единому мнению. После долгих раздумий Рыжик-Пыжик отказался от такого предложения, так как понимал: любовь и насилие несовместимы. Кроме того: волчица окончательно и все эксперименты попадут, как говорится, коту под хвост. После таких бурных событий хозяин волчицы изредка подходил к вольеру, грустно к противоположному краю вольера и ложилась на брюхо спиной к хозяину, игнорируя его появление.

Время шло. Проходили дни недели. Прошло два месяца. Однажды Рыжик-Пыжик возле продуктового магазина встретил. Тот был потомок старинных еврейских корней, иногда очень проницательным, в результате редкого прояснения ума. Давал порой удивительные советы жителям своего села, которые нередко оказывались очень ценными. Вот и сейчас, едва Рыжик подошел к продмагу, предложил ему помощь в житейских делах. Уже не верящий ни во что, Рыжик с грустью поведал ему от неудавшихся экспериментах с собаками и волчицей.

уже начинающий стареть, сплошь седой как лунь мужик, выше среднего роста, чуть прихрамывающий на одну ногу, на короткое время задумался. Что у него происходило в извилинах мозга, он и сам, наверное, не все понимал, но то, что бродяга выложил своему оппоненту, вконец озадачило опытного охотника.

- Владимир, да ты приведи к волчице вот этого пса, - показав в сторону беспризорного животного, лежавшего в одиночестве возле магазина. Этот примелькавшийся жителям пес отличался удивительной кротостью и добродушием. Нередко детишки подходили к нему, гладя по головке, пока нерадивые матери были заняты покупками. Но если поблизости оказывался пришлый пес – Шарик – как называли его жильцы, поднимался, поворачиваясь в сторону пришельца собачьего племени с угрожающим видом следя за его передвижениями, и чужак уходил без ссоры и перебранки.

- И что ты думаешь, волчица примет Шарика как реального претендента на роль жениха? – спросил хозяин волчицы, вопросительно глядя на беспризорного оппонента.

- А почему бы и нет, в свою очередь ответил вопросом на вопрос хромоногий, глядя на охотника, то на собаку.

- Ты внимательней приглядись – неужели не видишь и не чувствуешь, как от него исходят флюиды, аура совершенно чистая?!

Рыжик-Пыжик погрустнел. Он естественно ничего не увидел и не почувствовал, но заметил нездоровый еврея.

Собираясь уходить, сделав несколько шагов в сторону от магазина – охотник остановился.

- А моет все-таки попробовать – осенило Рыжика. Попытка не пытка.

- Послушай, я принесу ошейник, наденешь на пса, и пойдем ко мне. Магарыч с меня. Через пятнадцать-двадцать минут они уже шли от магазина во владения опытного охотника. Войдя в калитку, по просьбе хозяина дома снял ошейник. Шарик, попав в совершенно незнакомую обстановку, стоял в нерешительности.

Открыв вторую решетчатую деревянную дверцу, вход которой давал возможность войти в свободное пространство перед вольером, по просьбе хозяина подтолкнул Шарика в сторону изгороди. Остановившись с нескольких от просматриваемого насквозь забора – пес увидел волчицу. Самка лежала возле противоположной стороны большой клетки и при виде пса поднялась на все четыре лапы. Два животных долго вглядывались друг в друга. Во взглядах обоих не было ни тени враждебности, агрессии, злобы. Проницательный человек без труда определил бы теплоту, добродушие, излучающие их глаза. Охотник и его знакомый были не просто удивлены, а ошеломлены подобной сценой. Дальше произошло еще более удивительное.

Очутившись наедине с волчицей,  как и подобает особи мужского пола, не спеша подошел к представительнице дивой природы.  Обнюхал со всех сторон, потерся головой о ее голову, потом отпрыгнув в сторону, приблизившись, положил передние лапы на загривок удивительно присмиревшей волчицы. Затем начал лаять, бегая вокруг нее, чуть ли не вставая на задние лапы. Обомлевший Рыжик, забыв о существовании, во все глаза глядел на это чудо. И не обращая никакого внимания на соседского пса, беспрестанно лающего, недовольного тем, что кроме чуждой ему волчицы появился еще один беспородный очередной пес.

А когда звери вприпрыжку начали бегать вдоль вольера, резвясь и дурачась – бывалого охотника едва не хватила. На радостях Рыжик-Пыжик обнял, всячески. Вытащив из портмоне деньги, охотник отсчитал безработному определенную сумму, эквивалентную одному литру водки, и обладающего экстрасенсорными способностями. Так и остались жить вместе дикий зверь и домашнее животное. Суровый охотник с умилением смотрел на их любовные проделки. Волчица больше не Рыжика одобрительно и с уважением. Близкие, знакомые, соседи и даже некоторые жители из ближайших деревень не верившие рассказам о необычной любви, приходили, приезжали, чтобы в правдивости удивительной истории. Через определенное время, отпущенное природой, на свет появились четверо милых щенят. Шарик с удивлением поглядывал не шевелящихся живых существ.

Охотник, довольный результатами эксперимента, подкладывал им хорошие кусочки мяса. Хотя это и было накладно, но он не роптал. К тому же к нему на днях приехала бывшая супруга, решившая возобновить семейные отношения. Рыжик не отказался.

Хотя ранее их супружеская жизнь не сложилась в виду отсутствия детей. Второе замужество также не дало никаких результатов. Но она приехала не с пустыми руками. После раздела имущества со вторым супругом в Сбербанке на ее имя значилась солидная сумма денег, плюс однокомнатная квартира и гараж в кооперативе. Рыжик, привыкший жить один, вначале чувствовал дискомфорт. Но они нашли оптимальное решение и зачастую спали в разных комнатах…

К сожалению, один из щенят родился слабым и больным и недолго прожил. Остальные трое быстро набирали вес. Рыжик пока не решил: кого же выбрать для обучения у кинолога. Все щенки были на подбор шустрыми. Когда щенкам исполнился годик от рождения, охотник решил начать переговоры с человеком, имеющим представление, связанное с дрессировками. Вначале он думал привезти специалиста, чтобы тот сам решил, какой из щенков более подходит для таких целей. Незадолго до этого он уже отпускал семейную пару на улицу, хотя очень переживал, как бы чего не случилось. Но необычная парочка вела себя более чем спокойно, только вот встречные собаки шарахались в стороны при виде серого существа со знакомыми очертаниями и специфическим запахом.

Их безудержный нервный лай разносился по всей округе, будоража остальных собак. Пес и волчица не обращали никакого внимания на отдельные выпады более. Их интересовало лишь общение друг с другом.

Вначале кое-кто из жителей предупреждал Рыжика о серьезной опасности таких вот вольностей. Некоторые всерьез думали о расправе над слишком раскованным и самоуверенным экспериментатором. Больше всех возмущались женщины, пришедшие с участковым инспектором. Собравшаяся толпа у калитки требовала немедленного выхода из дома безответственного взрослого человека. Возбуждение росло. Подойдя к калитке, Рыжик попросил людей отойти от двери шагов на десять и перестать шуметь.

- Вы сейчас убедитесь, что ваши опасения беспочвенны. Нет никаких оснований беспокоиться. Это уже не волк, а обыкновенная собака. А обличье волка пусть вас не смущает. Я отвечаю за каждое свое слово. К волчице и к Шарику неоднократно подходили дети, обнимали их, гладили. Да, сначала я тоже переживал, но как не раз убеждался – смирные животные очень дружелюбны и не причинят никакого вреда никому. Сейчас я приведу их, только вы не шумите, пожалуйста!

Охотник еще никогда ему говорить с людьми через забор.

Через минуту отослав  находившуюся неподалеку, когда он «двигал» речь, домой. Рыжик вывел животных на улицу. Даже большая, начинающая стихать толпа, не смутила волчицу и собаку ни в чем ластились друг к другу, проявляя собачьи нежности. Толпа ахнула, когда ребенок лет пяти подбежал к волчице и стал обнимать ее, пытаясь даже взгромоздиться на нее. Народ, еще не успев оправиться от шока, как еще двое детишек чуть постарше затеяли возню с семейной парой.

- Ну что я вам говорил, - рассмеялся довольный хозяин дома. – Подходи любой – никто вас не укусит! Желающих не нашлось.

Еще долго не смолкали разговоры о необычной дружбе пса с волчицей. Напряжение несколько спало, но тревога осталась.

- Ну не может такого быть, чтобы волк полностью одомашнился. Зверь остается зверем. Рано или поздно это проявится – говорил один из жителей поселка – по-видимому, наиболее продвинутый.

Более всех доставлял хлопот участковый Олег, неоднократно проводя собеседования с несговорчивым стрелком.

- Ты пойми, Владимир Иванович: есть положения, инструкции, есть закон, в конце концов. Мы все должны придерживаться их. Нельзя выводить собак без намордников на прогулку. Не положено. Да и зарегистрировать их необходимо. Каждый раз после таких бесед Рыжик мрачнел все больше и больше.

- Владимир Иванович, жильцы собираются писать коллективную жалобу на вас. Боятся, видишь ли, за своих детей, в очередной раз предупредил участковый. Рыжик без всякого настроения бесцельно бродил по двору. Его уже не радовала возня взрослеющих щенят.

На следующий день ранним утром он решил ехать за специалистом по дрессировке собак, так как он никак не мог дозвониться до знакомого. Утром бывшая супруга Надежда Петровна настояла на том, чтобы тот позавтракал, выпил чаю, с чем бывший муж не сразу согласился.

- Меня не надо провожать до калитки, - сказал Рыжик, - я сам дойду. Ему надо было пройти несколько дворов, чтобы встретиться с человеком, обещавшего довезти его до райцентра по определенному адресу. Супруга, зная нелегкий нрав своего первого суженого, вернулась с крыльца в прихожую.

Решив скосить путь до калитки, охотник двинулся напрямую мимо колодца. Перешагивая через невысокий штакетник, Рыжик запнулся о корягу. Он не видел и не мог предположить, что может произойти подобное. Кроткая, одомашненная волчица неслышной тенью проскользнула мимо кустов смородины и приблизилась сзади к своему хозяину. Едва не растянувшись на дорожке, экспериментатор не успел выпрямиться, как почувствовал на своей шее сильное болезненное сдавливание. Сила сжатия была настолько велика, что человек стал практически парализован. Пытаясь хоть как-то сопротивляться мощному живому капкану, Владимир Иванович хотел принять вертикальное положение. Волчица, вероятно разгадав его намерение, дернула оцепеневшее тело на себя. Рыжик свалился набок, чувствуя, как силы покидают его. В момент падения было опрокинуто цинковое ведро, которое отлетело в сторону, ударившись о штакетник. Надежда Петровна, услышав характерные звуки цинковой емкости, вышла на крыльцо. Спустившись с него и пройдя вдоль стены бревенчатого дома в сторону колодца, женщина увидела страшную картину. Рядом с колодцем под световым на вершине светилась обычная лампочка, под абажуром лежало распростертое тело ее мужа. Над ним волчица.

Судорожно цепляясь за почву руками, уже ничего не понимал и практически не сопротивлялся. Какое-то мгновение остолбеневшая от женщина безмолвствовала. Затем пронзительный крик испуганной супруги разорвал предрассветную тишину. Раздался громкий лай. В соседнем доме зажегся свет…

Лежа в краевой больнице, куда его привезла Надежда Петровна, Рыжик был еще крайне слаб. Мощные клыки волчицы проникли глубоко в горло, повредив шейные позвонки. Предстояло долгое лечение. За все время излечения к нему приходили несколько человек, искренне уважавших этого непростого жителя поселка.

- Так, ну и что будем теперь делать с Шариком и со щенками, - спросила подруга, очередной придя к Владимиру на свидание.

- Отпусти их, Надя, на все четыре стороны. Они меня больше не интересуют – прохрипел он. Каждое слово давалось ему с трудом.

- Шарик прописан возле магазина – не пропадет, а щенков кто-нибудь да подберет, – еле слышно прошептал Владимир.

- А не махнуть ли нам в Бодайбо, у меня там подруга живет, приглашает. Денежные средства у меня есть. Ты будешь охотиться. Ведь ты без этого не можешь, – совсем не в тему сказала она.

Рыжик долго лежал, затем медленно стал говорить о том, что его сердце прикипело к этому месту, где он живет в настоящее время.

- Спасибо тебе, Наденька, что ты выручила меня. Если бы не ты, волчица была бы очень довольна, что рассчиталась за своих родичей – не замечая ее протестующие возгласы, - произнес он.

- А ведь я так и не забрал шкуры двух волков на последней охоте, - продолжил он после небольшого перерыва.

- Да, и хочу тебе сказать – ты не изменилась за эти годы, прожитые врозь. За этими охотничьими интересами я как-то не замечал, что ты довольно симпатичная и даже стала еще привлекательней.

- Да ну тебя, – смутилась невысокого роста женщина. Стройная, в бардовом платье, в вязаном джемпере серого цвета, с не очень глубоким вырезом на груди, с короткой стрижкой, она выглядела великолепно. Почти правильные черты лица, небольшой нос, челка каштановых волос порой прикрывала ей глаз, отчего слегка встряхивала голову. В свои неполные сорок лет смотрелась намного моложе. По прошествии времени, Рыжик вернул Джокера обратно, отчетливо осознав правоту поговорки: «Старый друг лучше новых двух».

Самой ближайшей целью Рыжика была надежда найти волчицу, сумевшую так искусно войти в роль добродушной и доверчивой. Едва не такого опытного современного охотника-следопыта. И поможет ему в поисках Джокер. Он еще не растерял всех навыков, так необходимых для успешной охоты. Пострадавший от волчицы охотник прекрасно понимал, что обоюдная встреча с удивительным зверем возможна только случайно и потому надо на долгую охоту. У волков никуда не делась мстительность и осторожность. Они в них заложены изначально. Неизвестно только, примут ли в свою стаю ставшую чужеродной волчицу, впитавшую в себя запах, или придется в одиночку бороться за выживание. и найдет общий волчий язык с ними. Ведь она умеет так здорово перевоплощаться. Кроме того, у нее есть крупный козырь – она самка. А это говорит о многом.

один выстрел по движущимся теням серого цвета. Второй выстрел оказался точнее. Получив пулю в бок, один из волков лишился возможности передвигаться на четырех конечностях. То была самка. Опершись на передние лапы, раненая волчица пыталась подняться, но не смогла. Увидев, что его подруга ранена и не может бежать, волк вернулся.

Волки являются не только злобными и мстительными хищниками, но и преданными своему сословию, своему клану, что и произошло в данном случае. Кружа вокруг погибающей самки, рыча и скалясь, волк понимал – она обречена, но до последнего не покидал ее. Очередной выстрел опрокинул хищницу на землю. И тогда волк пошел в атаку на охотника. Рыжик-Пыжик не мог и представить себе, что хищник пойдет на такое. Замешкавшись, он. В последний момент волк чуть уклонился в сторону, и пуля лишь взрыхлила землю. Совершая прыжок, зверь метил в горло своего злейшего врага. Волчья пасть лишь сомкнулась на запястье охотника, так как тот, инстинктивно защищаясь, поднял руку. Рыжик-Пыжик отчетливо представил себе – если волк свалит его на землю, то начнет рвать зубами не только руку, и попытается достать до горла. Нащупав на поясе рукоятку ножа, человек не без труда выхватил его и, улучшив момент, проткнул брюхо зверя. Затем еще раз. Раненый матерый волк, оставив охотника, на брюхе семеня лапами, сполз со склона в сторону волчицы.

Достигнув ее, теряя последние силы, волк положил свою отяжелевшую голову на шею уже погибшей подруги. Охотник не стал добивать волка, зная, что тому не выжить. Не обнаружив рядом своей собаки, Рыжик догадался – она бросилась в погоню за третьим зверем. Но в какую сторону.

Джокер понял: волчица приближается не с целью познакомиться поближе и не с мирной целью. Злобный оскал зверя недвусмысленно предлагал принять к сведению – компромисса не будет, а будет жесткий диалог. Волки практически всегда действуют по одному и тому же сценарию. В любом случае, преследуя жертву или встречая яростное сопротивление зверя, как можно быстрее вцепиться в горло, стиснуть челюсти на шее бульдожьей хваткой и держать до тех пор, пока зверек не ослабнет и не затихнет. Овчарка была натаскана опытным кинологом и решала свои задачи, как того требовали «инструкции», полученные ею во время «учебы». Не доходя до пса нескольких волчьих шагов, волчица бросилась на представителя семейства собачьих. Уже в полете лесной зверь понял, что промахнулся, так как его клыки клацнули впустую. Джокер в последнюю секунду ушел в сторону. Он мог бы ринуться на приземляющуюся волчицу, но не стал этого делать. Погоня за ней столь утомила собаку, что она решила приберечь силы. Каждое мгновение отдыха имело немаловажное значение.

У волчицы были совершенно противоположные намерения. Разделаться с этой сделав большой круг, вернуться к логову. В том, что это возможно, она не сомневалась. Второй прыжок на пса после приземления стал для волчицы неожиданным и противоестественным. Едва коснувшись почвы передними лапами (волчица снова промахнулась), она почувствовала на своей шее зубы овчарки. Челюсти пса не были столь мощные, как у волка, но держали надежно, хотя это давалось довольно трудно. Все попытки волчицы освободиться не приносили результата. Она волочила пса по земле, опрокидывалась на спину, пытаясь своим весом ослабить хватку собаки, но та упорно продолжала держать волка в тисках, ограничивая его действия. Волчица понимала: нужно как можно быстрее освободиться: в любой момент может появиться страшный охотник. После небольшой передышки волчица снова и снова пыталась сбросить небольшого раздумья, Рыжик двинулся в сторону бросившегося в погоню своего пса за волчицей. В том, что это так, он не сомневался. Спасаясь от погони, не только волки, но и другие звери стараются уйти и затеряться между нагромождениями камней, бурелома, цепких разросшихся кустарников и потому маршрут волчицы для охотника не представлял трудно разрешимой задачей.

Уже сорок приметам он догадался – они где-то рядом. Не могли они дальше уйти. Или волчица, обладая большей выносливостью, оторвалась от погони и пес вынужден вернуться, или случилось худшее – сцепились в схватке. Второй вариант никак не устраивал Рыжика. Он понимал – собака может оказаться слабее. Остановившись, охотник какое-то время прислушивался, пытаясь услышать малейший звук, исходящий от Джокера, волчицы или иных источников. Все было тихо. До рассвета еще было далеко. Луна лишь слабо освещала одинокие редкие сосны, скальные породы, склоны небольших оврагов. Рыжик стал спускаться в низину. По его представлению звери пошли именно по этому пути. Низина заканчивалась перелеском, а за ним речушка «Ленка», как  ее называли местные жители, по берегам заросшая болотной растительностью, ассоциируя ее с большой рекой Леной. В жаркое лето она практически полностью пересыхала. Лишь небольшой ручеек, петляя меж камней, напоминал аборигенам о ее присутствии.

Не доходя до речушки около сотни метров, охотник остановился. Какое-то смутное чувство подсказывало ему – туда идти не стоит – их там нет. Тишина давила на мозг, на психику. Необъяснимая тревога неизвестного свойства не девала сосредоточиться – требовала выхода.

Охотник взвел оба курка и выстрелил дуплетом. В полнейшей тишине выстрелы показались довольно громкими. Он не сознавал, для чего это сделал. Чтобы успокоить свои нервы или дать знать псу о своем присутствии?

…Джокер с трудом сдерживал сопротивление волчицы. Она тоже ослабла от болевого шока. С каждым ее движением зубы собаки все глубже вонзались в шею волчицы. Неожиданные выстрелы невдалеке заставили вздрогнуть обоих. Волчица стала активнее предпринимать попытки к своему освобождению, а пес усилил хватку. Шерсть, попадавшая псу в ноздри, изрядно нервировала собаку. Джокер, в силу занятой пастью шеи волчицы, не мог дать знак хозяину. Волчица естественно была заинтересована не себя никоим образом. Лесной зверь раньше пса учуял запах охотника и его приближение, и понял – медлить больше нельзя. Собрав все имеющиеся у нее силы, волчица словно обрела второе дыхание. Всеми известными способами вокруг себя шум. Джокер, понимая, что от него зависит – уйдет волчица или нет – не размыкал челюсти.

Чуткое ухо охотника уловило звуки, исходившие из-за больших валунов, и поспешил в ту сторону. Он обнаружил их в тот момент, когда волчица стояла на четырех ослабших лапах, едва держась от напряжения. Джокер свисал с шеи зверя, как гроздь винограда, едва не теряя сознание от слабости. Пес не видел подошедшего охотника, но почувствовал его присутствие. Несильный удар прикладом по волчьей голове свалил наземь. Джокер не сразу разжал челюсти, так как их свело судорогой от чрезмерной нагрузки. Рыжик вытащил из сумки скотч и связал и лапы хищника. Он был предусмотрительным и потому в его полевой сумке всегда были некоторые вещи, которые не каждый охотник возьмет с собой на охоту: гвозди, плоскогубцы, веревочки, завязки, проволока из цветных металлов, мыло, станок для бритья, т.д.

Появление в селе Рыжика-Пыжика с живым трофеем на плечах под утро прошло практически незамеченным. Многие еще спали. Подходя к своему покосившемуся бревенчатому дому, добытчик толкнул калитку ногой, пропуская вперед Джокера. Лишь соседский пес, почуяв волка, заливистым громким лаем возвестил об этом остальных псов. Те на заставили себя долго ждать. Беспорядочный лай превратился в сплошную какофонию звуков. Тревожные нотки лая дали понять – рядом чужак и не просто чужак, а извечный враг – волк. Но охотника это совсем не волновало.

Небольшое помещение, ставшее обиталищем лесного зверя, возведенное охотником у поленницы дров было утеплено подручными средствами. Вначале Рыжик держал волчицу на коротком метровом поводке. Металлическая цепь и крепкий ошейник не давали возможности волчице вырваться из плена. Понимая, что постоянно держать на цепи самку не стоит. Рыжик-Пыжик соорудил из проволоки волчицы. Особого труда это не составило. Трудность заключалась – как приручить волчицу? Еще в дороге по пути домой с добычей Рыжику пришла идея одомашнить волчицу. Провести случку с кобелем хорошей породы и в дальнейшем одного из щенков наиболее крепкого и смышленого отдать знакомому кинологу для натаскивания на диких животных. Эта мысль, засевшая в голове охотника, рисовала ему радужные картины.

Да, Джокер – прекрасный пес, делает свою работу безукоризненно, но он в солидном возрасте. Еще два-три года и пес будет терять свои лучшие качества. Нюх притупится, скорость убавится, выносливость уменьшится. Одомашнить волчицу оказалось не только непростым делом, но и практически безнадежным. Что только не делал опытный охотник – волчица оставалась волчицей. При появлении Рыжика-Пыжика она злобно скалилась, рвалась с поводка. Ее злобный оскал, взъерошенная шерсть говорили о многом. Естественно мужчина понимал, что будет нелегко.

Придется изрядно повозиться. Тем разговора с человеком, имеющего опыт дрессировки животных. Тот отказался сразу, мотивируя свое нежелание заняться волчицей, делом бесперспективным – другое дело, но только не с переростком.

Каждый раз перед кормежкой продолжалось одно и то же: злоба и ненависть во взгляде, рычание и нежелание принимать пищу.

- Ничего, ты никуда не денешься и будешь послушным. У тебя  нет другого выхода – говорил охотник, пододвигая миску с похлебкой к зверью поближе. Другая проблема – что делать с Джокером? Находясь за перегородкой, волчица все время чувствовала присутствие пса и была неспокойна. Пока пес рядом, ни о каком прогрессе в сторону одомашнивания лесного зверя вопрос не будет стоять. За небольшой период времени Джокер был отправлен на дачу за несколько километров от родного села к проживающему там пенсионеру. Пенсионер Валентин Иванович являлся близким родственником Рыжика. Хотя и жаль было расставаться с любимцем, ни сделаешь ради эксперимента. К огорчению охотника, это интересное дело с его точки зрения затянулось на неопределенное время. Волк был неприступен. Рыжик использовал и применял на практике все мыслимые и немыслимые приемы обращения с волчицей. Контакта, сближения не получалось. Волчица при охотнике не подходила к пище, питьевой воде и даже перестала смотреть в его сторону.

И лишь когда охотник заходил в избу, волчица принималась за еду, повернувшись спиной к ушедшему Рыжику.

Рыжик понимал: раздражение, повышенный тон, громкий голос в сторону зверя, не будут способствовать потеплению их отношений. Но ничего не мог с этим поделать. Порой срывался, не выдерживая злобного взгляда волчицы. Шли недели. Иногда ему хотелось схватить дубину и по примеру одного из героев романа Джека Лондона «Белый клык» приручить волчицу, сделать покладистой. Такая «учеба» бывает обычно короткой, но действенной. Любая ненависть, злоба тогда сменяется страхом, а страх предполагает уважение. Уважение. Но он не стал делать этого. Несмотря на свой несдержанный характер, не пошел по пути насилия и жестокости. Рыжик выбрал другой вариант. После долгих раздумий, бесед с разными людьми, пришел к однозначному выводу: пора искать «жениха» для волчицы. Так какого же пса предложить будущей «невесте»?

Три кандидатуры отпали сразу же. Помесь немецкой овчарки с признающей никаких экспериментов с псами любой породы. Второй кандидатурой был сенбернар, тоже разбавленный примесью с какой-то самкой, по разрезу глаз дающей предположение о имеющемся отношении пса к Средней Азии.

Третий претендент в «женихи» был настоящим московским сторожевым псом, имеющий в послужном списке кроме прекрасной родословной, отличную выучку, умный взгляд, умение вести себя достойно в самых непредсказуемых ситуациях. При приближении к сетчатому ограждению, авторитетного «жениха» от лесной «невесты», серьезный пес был несколько озадачен поведением навязанной ему «избранницей». Волчица была без поводка и встретила гордого московского гостя в «штыки». Звериная злоба дикой самки, бросающаяся испепеляющим взглядом, смутила самца породы. Обычно при его появлении в любой компании псы и самки несколько убавляли свой пыл. Безрассудство, несдержанность, отвага как-то уходили на второй план. На первый план ставились понимание, уважение и солидарность с псами разных пород. Не на последнем месте было родство душ и крови. Пес стоял перед ограждением напротив беснующейся будущей подругой (подругой ли?) и не знал, как поступить. Он понимал – перед ним не представительница своей породы. Запах волка и собаки разнился. Прекрасное воспитание и непререкаемый авторитет его хозяина Геннадия Савенкова. Кто был хорошим знакомым Рыжика-Пыжика, не позволяли умному псу перейти на банальную перебранку.

Он оглянулся на своего хозяина, как бы спрашивая – что дальше? Доброжелательный взгляд и кивок Геннадия дал недвусмысленно понять – никакой агрессии, только терпение и терпение. Многочисленные пробежки по кругу внутри ограждения вот уже более сорока минут и время от времени хищный оскал в сторону терпеливого «друга» не давал никаких шансов, что ситуация изменится. Вопрос, прозвучавший из уст близкого товарища, не был неожиданным, так как Рыжик уже начал задумываться, что предпринять дальше, если волк и пес так и не пришли к единому мнению. После долгих раздумий Рыжик-Пыжик отказался от такого предложения, так как понимал: любовь и насилие несовместимы. Кроме того: волчица окончательно и все эксперименты попадут, как говорится, коту под хвост. После таких бурных событий хозяин волчицы изредка подходил к вольеру, грустно к противоположному краю вольера и ложилась на брюхо спиной к хозяину, игнорируя его появление.

Время шло. Проходили дни недели. Прошло два месяца. Однажды Рыжик-Пыжик возле продуктового магазина встретил. Тот был потомок старинных еврейских корней, иногда очень проницательным, в результате редкого прояснения ума. Давал порой удивительные советы жителям своего села, которые нередко оказывались очень ценными. Вот и сейчас, едва Рыжик подошел к продмагу, предложил ему помощь в житейских делах. Уже не верящий ни во что, Рыжик с грустью поведал ему от неудавшихся экспериментах с собаками и волчицей.

уже начинающий стареть, сплошь седой как лунь мужик, выше среднего роста, чуть прихрамывающий на одну ногу, на короткое время задумался. Что у него происходило в извилинах мозга, он и сам, наверное, не все понимал, но то, что бродяга выложил своему оппоненту, вконец озадачило опытного охотника.

- Владимир, да ты приведи к волчице вот этого пса, - показав в сторону беспризорного животного, лежавшего в одиночестве возле магазина. Этот примелькавшийся жителям пес отличался удивительной кротостью и добродушием. Нередко детишки подходили к нему, гладя по головке, пока нерадивые матери были заняты покупками. Но если поблизости оказывался пришлый пес – Шарик – как называли его жильцы, поднимался, поворачиваясь в сторону пришельца собачьего племени с угрожающим видом следя за его передвижениями, и чужак уходил без ссоры и перебранки.

- И что ты думаешь, волчица примет Шарика как реального претендента на роль жениха? – спросил хозяин волчицы, вопросительно глядя на беспризорного оппонента.

- А почему бы и нет, в свою очередь ответил вопросом на вопрос хромоногий, глядя на охотника, то на собаку.

- Ты внимательней приглядись – неужели не видишь и не чувствуешь, как от него исходят флюиды, аура совершенно чистая?!

Рыжик-Пыжик погрустнел. Он естественно ничего не увидел и не почувствовал, но заметил нездоровый еврея.

Собираясь уходить, сделав несколько шагов в сторону от магазина – охотник остановился.

- А моет все-таки попробовать – осенило Рыжика. Попытка не пытка.

- Послушай, я принесу ошейник, наденешь на пса, и пойдем ко мне. Магарыч с меня. Через пятнадцать-двадцать минут они уже шли от магазина во владения опытного охотника. Войдя в калитку, по просьбе хозяина дома снял ошейник. Шарик, попав в совершенно незнакомую обстановку, стоял в нерешительности.

Открыв вторую решетчатую деревянную дверцу, вход которой давал возможность войти в свободное пространство перед вольером, по просьбе хозяина подтолкнул Шарика в сторону изгороди. Остановившись с нескольких от просматриваемого насквозь забора – пес увидел волчицу. Самка лежала возле противоположной стороны большой клетки и при виде пса поднялась на все четыре лапы. Два животных долго вглядывались друг в друга. Во взглядах обоих не было ни тени враждебности, агрессии, злобы. Проницательный человек без труда определил бы теплоту, добродушие, излучающие их глаза. Охотник и его знакомый были не просто удивлены, а ошеломлены подобной сценой. Дальше произошло еще более удивительное.

Очутившись наедине с волчицей,  как и подобает особи мужского пола, не спеша подошел к представительнице дивой природы.  Обнюхал со всех сторон, потерся головой о ее голову, потом отпрыгнув в сторону, приблизившись, положил передние лапы на загривок удивительно присмиревшей волчицы. Затем начал лаять, бегая вокруг нее, чуть ли не вставая на задние лапы. Обомлевший Рыжик, забыв о существовании, во все глаза глядел на это чудо. И не обращая никакого внимания на соседского пса, беспрестанно лающего, недовольного тем, что кроме чуждой ему волчицы появился еще один беспородный очередной пес.

А когда звери вприпрыжку начали бегать вдоль вольера, резвясь и дурачась – бывалого охотника едва не хватила. На радостях Рыжик-Пыжик обнял, всячески. Вытащив из портмоне деньги, охотник отсчитал безработному определенную сумму, эквивалентную одному литру водки, и обладающего экстрасенсорными способностями. Так и остались жить вместе дикий зверь и домашнее животное. Суровый охотник с умилением смотрел на их любовные проделки. Волчица больше не Рыжика одобрительно и с уважением. Близкие, знакомые, соседи и даже некоторые жители из ближайших деревень не верившие рассказам о необычной любви, приходили, приезжали, чтобы в правдивости удивительной истории. Через определенное время, отпущенное природой, на свет появились четверо милых щенят. Шарик с удивлением поглядывал не шевелящихся живых существ.

Охотник, довольный результатами эксперимента, подкладывал им хорошие кусочки мяса. Хотя это и было накладно, но он не роптал. К тому же к нему на днях приехала бывшая супруга, решившая возобновить семейные отношения. Рыжик не отказался.

Хотя ранее их супружеская жизнь не сложилась в виду отсутствия детей. Второе замужество также не дало никаких результатов. Но она приехала не с пустыми руками. После раздела имущества со вторым супругом в Сбербанке на ее имя значилась солидная сумма денег, плюс однокомнатная квартира и гараж в кооперативе. Рыжик, привыкший жить один, вначале чувствовал дискомфорт. Но они нашли оптимальное решение и зачастую спали в разных комнатах…

К сожалению, один из щенят родился слабым и больным и недолго прожил. Остальные трое быстро набирали вес. Рыжик пока не решил: кого же выбрать для обучения у кинолога. Все щенки были на подбор шустрыми. Когда щенкам исполнился годик от рождения, охотник решил начать переговоры с человеком, имеющим представление, связанное с дрессировками. Вначале он думал привезти специалиста, чтобы тот сам решил, какой из щенков более подходит для таких целей. Незадолго до этого он уже отпускал семейную пару на улицу, хотя очень переживал, как бы чего не случилось. Но необычная парочка вела себя более чем спокойно, только вот встречные собаки шарахались в стороны при виде серого существа со знакомыми очертаниями и специфическим запахом.

Их безудержный нервный лай разносился по всей округе, будоража остальных собак. Пес и волчица не обращали никакого внимания на отдельные выпады более. Их интересовало лишь общение друг с другом.

Вначале кое-кто из жителей предупреждал Рыжика о серьезной опасности таких вот вольностей. Некоторые всерьез думали о расправе над слишком раскованным и самоуверенным экспериментатором. Больше всех возмущались женщины, пришедшие с участковым инспектором. Собравшаяся толпа у калитки требовала немедленного выхода из дома безответственного взрослого человека. Возбуждение росло. Подойдя к калитке, Рыжик попросил людей отойти от двери шагов на десять и перестать шуметь.

- Вы сейчас убедитесь, что ваши опасения беспочвенны. Нет никаких оснований беспокоиться. Это уже не волк, а обыкновенная собака. А обличье волка пусть вас не смущает. Я отвечаю за каждое свое слово. К волчице и к Шарику неоднократно подходили дети, обнимали их, гладили. Да, сначала я тоже переживал, но как не раз убеждался – смирные животные очень дружелюбны и не причинят никакого вреда никому. Сейчас я приведу их, только вы не шумите, пожалуйста!

Охотник еще никогда ему говорить с людьми через забор.

Через минуту отослав  находившуюся неподалеку, когда он «двигал» речь, домой. Рыжик вывел животных на улицу. Даже большая, начинающая стихать толпа, не смутила волчицу и собаку ни в чем ластились друг к другу, проявляя собачьи нежности. Толпа ахнула, когда ребенок лет пяти подбежал к волчице и стал обнимать ее, пытаясь даже взгромоздиться на нее. Народ, еще не успев оправиться от шока, как еще двое детишек чуть постарше затеяли возню с семейной парой.

- Ну что я вам говорил, - рассмеялся довольный хозяин дома. – Подходи любой – никто вас не укусит! Желающих не нашлось.

Еще долго не смолкали разговоры о необычной дружбе пса с волчицей. Напряжение несколько спало, но тревога осталась.

- Ну не может такого быть, чтобы волк полностью одомашнился. Зверь остается зверем. Рано или поздно это проявится – говорил один из жителей поселка – по-видимому, наиболее продвинутый.

Более всех доставлял хлопот участковый Олег, неоднократно проводя собеседования с несговорчивым стрелком.

- Ты пойми, Владимир Иванович: есть положения, инструкции, есть закон, в конце концов. Мы все должны придерживаться их. Нельзя выводить собак без намордников на прогулку. Не положено. Да и зарегистрировать их необходимо. Каждый раз после таких бесед Рыжик мрачнел все больше и больше.

- Владимир Иванович, жильцы собираются писать коллективную жалобу на вас. Боятся, видишь ли, за своих детей, в очередной раз предупредил участковый. Рыжик без всякого настроения бесцельно бродил по двору. Его уже не радовала возня взрослеющих щенят.

На следующий день ранним утром он решил ехать за специалистом по дрессировке собак, так как он никак не мог дозвониться до знакомого. Утром бывшая супруга Надежда Петровна настояла на том, чтобы тот позавтракал, выпил чаю, с чем бывший муж не сразу согласился.

- Меня не надо провожать до калитки, - сказал Рыжик, - я сам дойду. Ему надо было пройти несколько дворов, чтобы встретиться с человеком, обещавшего довезти его до райцентра по определенному адресу. Супруга, зная нелегкий нрав своего первого суженого, вернулась с крыльца в прихожую.

Решив скосить путь до калитки, охотник двинулся напрямую мимо колодца. Перешагивая через невысокий штакетник, Рыжик запнулся о корягу. Он не видел и не мог предположить, что может произойти подобное. Кроткая, одомашненная волчица неслышной тенью проскользнула мимо кустов смородины и приблизилась сзади к своему хозяину. Едва не растянувшись на дорожке, экспериментатор не успел выпрямиться, как почувствовал на своей шее сильное болезненное сдавливание. Сила сжатия была настолько велика, что человек стал практически парализован. Пытаясь хоть как-то сопротивляться мощному живому капкану, Владимир Иванович хотел принять вертикальное положение. Волчица, вероятно разгадав его намерение, дернула оцепеневшее тело на себя. Рыжик свалился набок, чувствуя, как силы покидают его. В момент падения было опрокинуто цинковое ведро, которое отлетело в сторону, ударившись о штакетник. Надежда Петровна, услышав характерные звуки цинковой емкости, вышла на крыльцо. Спустившись с него и пройдя вдоль стены бревенчатого дома в сторону колодца, женщина увидела страшную картину. Рядом с колодцем под световым на вершине светилась обычная лампочка, под абажуром лежало распростертое тело ее мужа. Над ним волчица.

Судорожно цепляясь за почву руками, уже ничего не понимал и практически не сопротивлялся. Какое-то мгновение остолбеневшая от женщина безмолвствовала. Затем пронзительный крик испуганной супруги разорвал предрассветную тишину. Раздался громкий лай. В соседнем доме зажегся свет…

Лежа в краевой больнице, куда его привезла Надежда Петровна, Рыжик был еще крайне слаб. Мощные клыки волчицы проникли глубоко в горло, повредив шейные позвонки. Предстояло долгое лечение. За все время излечения к нему приходили несколько человек, искренне уважавших этого непростого жителя поселка.

- Так, ну и что будем теперь делать с Шариком и со щенками, - спросила подруга, очередной придя к Владимиру на свидание.

- Отпусти их, Надя, на все четыре стороны. Они меня больше не интересуют – прохрипел он. Каждое слово давалось ему с трудом.

- Шарик прописан возле магазина – не пропадет, а щенков кто-нибудь да подберет, – еле слышно прошептал Владимир.

- А не махнуть ли нам в Бодайбо, у меня там подруга живет, приглашает. Денежные средства у меня есть. Ты будешь охотиться. Ведь ты без этого не можешь, – совсем не в тему сказала она.

Рыжик долго лежал, затем медленно стал говорить о том, что его сердце прикипело к этому месту, где он живет в настоящее время.

- Спасибо тебе, Наденька, что ты выручила меня. Если бы не ты, волчица была бы очень довольна, что рассчиталась за своих родичей – не замечая ее протестующие возгласы, - произнес он.

- А ведь я так и не забрал шкуры двух волков на последней охоте, - продолжил он после небольшого перерыва.

- Да, и хочу тебе сказать – ты не изменилась за эти годы, прожитые врозь. За этими охотничьими интересами я как-то не замечал, что ты довольно симпатичная и даже стала еще привлекательней.

- Да ну тебя, – смутилась невысокого роста женщина. Стройная, в бардовом платье, в вязаном джемпере серого цвета, с не очень глубоким вырезом на груди, с короткой стрижкой, она выглядела великолепно. Почти правильные черты лица, небольшой нос, челка каштановых волос порой прикрывала ей глаз, отчего слегка встряхивала голову. В свои неполные сорок лет смотрелась намного моложе. По прошествии времени, Рыжик вернул Джокера обратно, отчетливо осознав правоту поговорки: «Старый друг лучше новых двух».

Самой ближайшей целью Рыжика была надежда найти волчицу, сумевшую так искусно войти в роль добродушной и доверчивой. Едва не такого опытного современного охотника-следопыта. И поможет ему в поисках Джокер. Он еще не растерял всех навыков, так необходимых для успешной охоты. Пострадавший от волчицы охотник прекрасно понимал, что обоюдная встреча с удивительным зверем возможна только случайно и потому надо на долгую охоту. У волков никуда не делась мстительность и осторожность. Они в них заложены изначально. Неизвестно только, примут ли в свою стаю ставшую чужеродной волчицу, впитавшую в себя запах, или придется в одиночку бороться за выживание. и найдет общий волчий язык с ними. Ведь она умеет так здорово перевоплощаться. Кроме того, у нее есть крупный козырь – она самка. А это говорит о многом.




Возможно эти работы будут Вам интересны.

1. Основные черты вооруженных конфликтов конца ХХ – начала ХХI века

2. Основные принципы международного воздушного права

3. Международное право вооружённых конфликтов

4. Защита гражданских объектов во время вооруженных конфликтов

5. Соотношение нормы конституционного и международного права

6. Конституция Российской Федерации как источник международного права

7. Статика. Основные положения

8. Основные положения личного страхования

9. Основные положения имущественного страхования

10. Основные положения страхования ответственности