Политические партии Британской Индии и вопрос о территориальном устройстве страны
Работа добавлена: 2015-11-24





1.3. Политические партии Британской Индии  и вопрос  о территориальном устройстве страны.

Вопрос территориального устройства стал одним из ключевых в процессе обретения независимости провинциями и княжествами Британской Индии.  И долгое время, вплоть до  начала  Второй Мировой войны, основные направления и приоритеты в достижении свободы и  устройства независимого государства принадлежал самой массовой партии Британской Индии – ИНК. Несколько десятилетий с момента возникновения Мусульманской лиги в 1906 г., являвшейся второй по массовости своих партийных членов, она не имела и десятой части поддержки среди населения страны.

Решение об образовании двух доминионов из бывших провинций и княжеств Британской Индии не было прерогативой соглашений между ИНК и Британской администрации. Заключение соглашений  о независимости принималось не без участия Мусульманской лиги, которая обрела необходимый авторитет для поддержки идеи создания собственно мусульманского государства.  И основной темой для анализа в рамках данного раздела следует  определить, каким образом вопрос территориального устройства страны  стал ключевым в партийной борьбе и каковы были пути его решения.  Кроме того, возникает вопрос, существовала ли альтернатива фактическому расчленению территории Британской Индии и какова роль политических сил в  созидательных и разрушительных процессах обретения независимости.

Возникновение территориального вопроса в Британской Индии  произошло с появлением  на политической авансцене Индии Мусульманской лиги в 1906 г. Эта  партия должна была составить конкуренцию на конфессиональной основе ИНК. Усилению авторитета мусульманской элиты способствовала  явно промусульманская политика британских властей, ставившая целью расколоть сплоченное против метрополии  движение лидеров ИНК.

Мощным давлением  мусульманского лобби было продиктовано решение вице-короля  Индии лорда Керзона разделить огромную провинцию Бенгалию на западную и восточную части. Данный раздел позволил  британцам получить более компактные административные единицы, а мусульманам, ставшим на одной из частей абсолютным большинством, получить право на соответствующие квоты в управлении ею. Однако этот раздел вызвал сильнейшее национальное движение в Индии и от него пришлось отказаться.  Уже  тогда британское правительство увидело в мусульманском общинном движение союзника в деле ослабления деятельности националистов - индуистов.

Первое десятилетие Мусульманская лига не могла обрести характер массового движения, поскольку ортодоксальные лидеры призывали в большей мере к террористическим методам борьбы со своими  политическими противниками, и  колониальные власти не спешили поддерживать зачинателей вооруженного сопротивления метрополии.  К тому же большинство мусульманской интеллигенции являлись членами ИНК, например А. К. Азад и  М. А. Джинна.

Мусульманская лига в 1913 г. провозгласила  своей конечной целью достижение самоуправления   (в составе Британской империи)     и высказывалась  за совместные действия всех общин.1 В данный период времени происходило сближение ИНК и Мусульманской лиги, и многие  члены ИНК переходили в Мусульманскую лигу. М. А. Джинна фактически начинает работать в Мусульманской лиге с 1917 г. По соглашению  1916 г., заключенному между двумя партиями в Лакхнау, ИНК признал не только выделение отдельных избирательных округов для  мусульман, но применение принципа общинного представительства    в Пенджабе и Центральных провинциях,    выделение для мусульман значительно большего числа  мест, чем  предусматривалось реформами Морли — Минто.2 Если по закону  1909 г. в Бенгалии и Пенджабе для мусульман    резервировалось     соответственно 10,7% и 25%  мест в легислатурах, то по соглашению  1916 г. — соответственно 40 и 50%, в Бомбейской провинции — 33,3%, Соединённых провинциях — 30%, в  Бихаре — 25%, в Мадрасе — 15% , хотя удельный вес мусульманского населения в этих провинциях был в несколько раз ниже. Кроме того, в центральной легислатуре ИНК согласился выделить для представителей мусульман 1/3 мест.3

Эта уступка лидерам Мусульманской лиги была явным отступлением руководства ИНК  от принципов секуляристского национализма, она  фактически означала признание мусульманского коммунализма как реальной социально-политической силы. Многие индийские исследователи не без основания считают, что соглашение 1916 г.  (Лакхнауский пакт)  было одним из факторов, содействовавших росту мусульманского сепаратизма и движения за образование  Пакистана.4  Кроме того, в том же году произошел объединительный съезд в Лакхнау «крайних» во главе с Б. Г. Тилаком и ИНК, а так же была достигнута договоренность с Мусульманской лигой, где возобладало радикальное крыло во главе с А. К. Азадом. Он добивался предоставления самоуправления для мусульман  в рамках Британской Индии. Главным результатом съезда было победа и признание Мусульманской лиги в переговорах с ИНК. Фактически ИНК было признано право Мусульманской  лиги на монопольное представительство интересов мусульман, которые должны были избираться  по своей курии в законодательные органы страны. Основным итогом переговоров для ИНК было поражение секуляристских сил в партии  и временное приостановление процесса отчуждения двух общин. Отступлением от принципов секуляристского национализма была  также поддержка ИНК халифатского движения мусульман Британской Индии. В период Первой Мировой войны    мусульманские ортодоксальные  круги,  обеспокоенные  судьбой  турецкого   султана - халифа  - защитника ислама, предприняли попытку использовать этот вопрос для объединения  мусульман    и ослабления    пробританских позиций в Мусульманской лиге. Один из главных идеологов халифатского движения А. К. Азад доказывал, что мусульмане всего мира, в том числе индийские, после начала военных действий Великобритании  против Турции обязаны  участвовать в джихаде5 против британцев.

Проблема халифата на короткий отрезок времени сплотила две партии  в борьбе за достижение гомруля в рамках Британской Индии.6 Однако после отмены халифата в ноябре 1922 г. индусско-мусульманские столкновения возобновились вновь и свели на нет достижения политического сотрудничества партий.7 Разобщающим фактором национального движения в политической жизни страны стала реформа Монтегю -Челмсфора8, которая окончательно закрепила куриальную систему в  выборные законодательные органы.

В 1919 г. британским парламентом был принят «Закон об управлении Индией», который предусматривал расширение состава избирателей в центральное (2% взрослого населения) и провинциальные (3%  взрослого населения) законодательные органы.9 Положение реформы о порядке выборов в Законодательное собрание предусматривало раздельное голосование индусов и мусульман и предоставляло последним некоторые привилегии. Им гарантировалось до трети мест в Законодательном собрании  в провинциях, где мусульмане составляли меньшинство среди избирателей, и до половины мест в провинциях, где они  составляли большинство.10 

Введенная система раздельного голосования по конфессиональному признаку получила неоднозначную оценку в  партийных кругах Мусульманской лиги и ИНК. С одной стороны «Закон об управлении Индией» 1919 г. рассматривался политическими кругами как торжество народно-освободительного движения за гомруль и политика колониальных властей была расценена как  отступление, служившее для ослабления национального движения.     С другой  стороны, лидеры ИНК увидели в новой куриальной политике попытку создать мощную оппозицию внутри национального движения в лице мусульманской общины и желание  расколоть дуэт Мусульманской лиги и ИНК.  

Ответом на поддержку колониальных властей мусульманской общины, в общем, и Мусульманской лиги в частности, стала попытка руководства ИНК принять меры по расширению внутрипартийной демократии и усилению  его связи с массами населения. Согласно 5-й статье устава организационная структура ИНК была перестроена с учетом этнического
состава населения отдельных районов и был определен основной
язык для каждой «провинции Конгресса».
11 В отличие от существовавшего   политико-административного  деления   этим   решением выделялись провинции Мадрас, Андхра, Карнатака, Керала, Махараштра, Гуджарат, Уткал (Орисса), Бихар.  Центральные провинции были разделены    на две    группы (этноареалы хиндустани и маратхи).12 Фактически данная организационная структура стала первым шагом к признанию национально- территориальной автономии и рассматривалась партией как шаг на пути предотвращения раскола государства  по межконфессиональному признаку.

Основная борьба происходила не между политическими оппонентами  как видно из числа представительства партий.  Борьба происходила  внутри  ИНК и связана она была с попыткой сохранения политического  единства национального движения.  Фактическая борьба происходила между  концептуальными идеями внутри партии, которые связывали с секуляристскими идеями Дж. Неру и религиозной проповедью М. К. Ганди. Обе концепции по взглядам на развитие индийского национализма имели множество разногласий, которые во многом были противоречивыми и опровергали друг друга, но в то же время долгое время уживались между собой.  К тому же борьба между партиями  на тот период времени напоминала больше внутрипартийную борьбу, поскольку долгое время М. А. Джинна являлся членом ИНК, братья Мухаммед и Шаукат Али принимали активное участие в халифатском движении и  были близки по взглядам к ИНК.  А. К. Азад – один из сподвижников М. К.  Ганди по компании гражданского неповиновения, симпатизировал мусульманским националистам. В тоже  время активными членами ИНК были ортодоксальные индусы: М. М. Малавия, создатель Националистической партии и  участник Хинду махасабхи, Б. Г.Тилак – ярый сторонник неразрывности связи политики и религии. К этому ряду можно было отнести и М. К. Ганди.

Главной проблемой было единение мусульманского и индусского национализма. К этому стремился М. К. Ганди в известном Халифатском движении. Индусско-мусульманское единство было «временным и поверхностным»13. Оно касалась, как правило, верхушки национальных элит и  могло быть расценено как уступка мусульманской верхушке в расчете на то, что они смогут привлечь   в национальное движение  народные массы, исповедующие ислам в борьбе за обретение самоуправления. Но то, чего удалось сделать М. К. Ганди с большинством населения, исповедующего индуизм, не было под силу  мусульманской элите, которая испытывала в большей степени интерес к собственному продвижению по государственной службе, резервированию мест в выборных законодательных органах и т. д. Мусульманская элита в действительности была далека от основных масс населения,  исповедующих ислам. Это проявлялось и в отсутствии контроля над агрессивными действиями религиозных мусульманских экстремистов.  Показательным было бездействие или точнее неспособность Мусульманской лиги повлиять на «Восстание Мопла».14 На Малабарском побережье вспыхнуло восстание мусульманских племен мопла в 1922 г. Восставшие временно захватили власть в округе и, провозгласив исламское государство, перебили при этом сотни индуистов, в основном лавочников и ростовщиков. Перед ними была выдвинута альтернатива: принятие ислама или смерть.15   Восстание мопла положило конец сотрудничества Конгресса и Мусульманской лиги и вызвало новую волну индусского и мусульманского коммунализма.  

Раскол освободительного движения  стал неизбежным после столкновения индусов и мусульман еще в Амритсаре, Кохате, Агре, Лакхнау и Калькутте в середине 20-х гг. ХХ в. Территориальный вопрос  давал о себе знать во всех столкновениях общин.

В 1927 г. на Мадрассском съезде ИНК произошла  смена руководства в партии. На пост генеральных секретарей партии пришли руководители левого крыла Конгресса С. Ч. Бос и Дж. Неру. Главной целью национально-освободительного движения стало достижение полной независимости страны.16 В том же  году  была проведена конференция Мусульманской лиги, на которой обсуждались пути  её возможного сближения с ИНК. Главной проблемой на пути сближения партий стояла система резервирования мест для мусульман в выборных законодательных органах. Мусульманская лига готова была отказаться от системы резервирования в том случае, если ей гарантировалось мусульманское большинство в  законодательных органах Пенджаба и Бенгалии, а так же 1/3 мест в провинциях, где мусульмане составляли меньшинство.  

Решить разногласия между  Мусульманской лигой и ИНК, а значит преодолеть раскол национального движения, была призвана всепартийная конференция 1928 г., созванная для выработки  совместного проекта конституции Индии.17   Основная борьба здесь  развернулась между  Мусульманской лигой  и ИНК  по вопросу о  куриальной системе выборов. ИНК не был согласнен с положением, по которому резервировались места для мусульман в провинциях, где они составляли меньшинство. Проект Мотилала Неру, вынесенный на обсуждение, предусматривал отказ от куриальной системы выборов.18 Изначально уже в ходе предварительных обсуждений проект конституции 1928 г.  был обречен на провал, поскольку отвергал главные цели пакта 1916г.

Отход  от ИНК консолидировал мусульман и на Аллахабадской сессии Мусульманской лиги в 1930 г.было принято решение отказаться от обсуждения вопроса будущего устройства государства до решения индусско-мусульманской проблемы.19  В том же году М. Икбал выступил с предложением создать независимое мусульманское государство, включающее в себя Пенджаб, Северо-Западную пограничную провинции, Белуджистан и Синд. Впервые лидером мусульманского движения  были определены границы будущего независимого государства. Однако это предложение на сессии Мусульманской лиги не прошло, поскольку не решены были проблемы с достижением провинциальной автономии территорий, где преобладало мусульманское население.

Национально-освободительная борьба  в Индии стала принимать затяжной характер и требовала решения ряда насущных проблем. Они были  связаны с расширением общего числа избирателей, предоставлением больших полномочий  выборным законодательным органам, уменьшением властных полномочий колониальных институтов  в Британской Индии. Для ослабления национального движения в Индии  британским правительством была сформирована Комиссия Дж. Саймона20, главной целью которой было установление диалога с лидерами национального движения, равно как и с партиями, представляющими интересы национальных общин.  Британское правительство наметило серию переговоров с ведущими политическими силами страны.  

12 ноября 1930 г. открылась I конференция «Круглого стола».21 В ней приняли участие с индийской стороны Мусульманская лига, Хинду махасабха, федерация либералов, князья и федерация «неприкасаемых». ИНК бойкотировал конференцию, отклонив предложение участвовать в ней.22  На заседание «Круглого стола» Мусульманская лига выдвинула те же требования, что и 1928 г. Однако их принятие без представителей ИНК не могло иметь реальную силу и британское правительство искало пути диалога с лидерами ИНК.

В марте 1931 г. было достигнуто временное перемирие между колониальными властями и национальным движением.  Были амнистированы большинство участников движения за независимость.  II конференция «Круглого стола» состоялась в сентябре 1931 г. и была представлена большинством партий - участников национального движения.23 Конференция должна была решить вопросы будущего федерального  устройства Индии и ряд территориальных вопросов, связанных с делами меньшинств, каковыми  за «круглым столом» были мусульмане. Основной проблемой конференции стал общинный вопрос.  Каждая партия имела собственную точку зрения на данную проблему. ИНК во главу угла ставила самоуправление, Мусульманская лига требовала решения всех спорных межнациональных вопросов  вплоть до  определения статуса будущего государства.  В этот раз  Мусульманская лига не настаивала на сохранении куриальной системы выборов, а предлагала вернуться к установкам Делийской конференции   1927 г.24 Конструктивного диалога партийных лидеров не состоялось. В переговоры в который раз вмешались эмоции, и британское правительство взялось само разрабатывать новый «Закон об управлении Индией».  

Третий раунд переговоров происходил уже без представителей ИНК и не имел реального значения.  Главным итогом работы  Комиссии Саймона можно было считать решение территориальных проблем, связанных с отделением от Индии  Бирмы и выделения в самостоятельную провинцию Синда. Новый «Закон об управлении Индией» был принят в 1935 г. и сыграл определяющую роль в решение национальных и территориальных проблем страны.25 

Основным итогом «Закона об управлении Индией» 1935 г. стало еще большее осложнение отношений между основными конфессиональными общностями -  индусов и мусульман. Соревновательный характер выборов в законодательные институты страны давал преимущества для представителей ИНК в борьбе за электорат. В тоже время создание провинций с преобладающим мусульманским населением (Бенгалия Пенджаб, Синд, Северо-Западная пограничная провинция - М. Г.) делали неизбежным будущий раздел Британской Индии.

Последовавшие в начале 1937 г. выборы в законодательные собрания провинций, к которым было допущено уже 34 млн. избирателей, показали, что ИНК, имевший в своих рядах около 3 млн. членов, является доминирующей партией. Конгрессисты получили 711 из общего числа 1585 мест.

За кандидатов Мусульманской лиги проголосовало лишь 321,7 тыс. из 7,3 млн. избирателей-мусульман, и они победили только в 123 из 482 мусульманских округов. Успех ИНК был внушительным в абсолютных масштабах и в особенности по сравнению с неудачами Мусульманской лиги. Однако результаты выборов достаточно отчетливо показали тенденцию общинно-религиозного размежевания.

Столь убедительные результаты на выборах в законодательные органы страны в 1937 г. расценивались лидерами ИНК как полная поддержка их депутатов по всей Британской Индии. Лидеры ИНК посчитали, что единственной силой, способной составить конкуренцию в управлении страной могла быть лишь колониальная администрация.  Поэтому, следуя логике результатов выборов, они пошли  на создание конгрессисткого правительства и отказались от создания коалиционной власти с Мусульманской лигой.

Позже Дж. Неру писал, что отказ образовать коалиционные правительства был «естественным и логичным решением», так как повышал дееспособность правительств в проведении политики ИНК.26 Однако данный шаг лидеров ИНК стал роковым в истории Британской Индии, поскольку будущий  раскол государства становился лишь вопросом времени. Отказ Конгресса создать коалиционные правительства с участием Мусульманской лиги имел очень печальные последствия. М. А. Джинна заявлял: «При первом подступе к ограниченной власти и ответственности преобладающая община ясно продемонстрировала свою установку: Хиндустан для индусов».27   Тактическая ошибка руководства ИНК окончательно убедила лидеров мусульман в необходимости создания собственного государства, независимого от индусского авторитаризма. Ошибку признавали потом в мемуарах  и лидеры ИНК. Однако в тот момент было сильно желание единоличной власти. А. К. Азад - один из видных лидеров национального движения, симпатизировавший Мусульманской лиге и являвшийся членом ИНК писал: «М. А. Джинна воспользовался положением и начал наступление, которое, в конце концов, привело к образованию Пакистана».28 

Во многом отказ от коалиционного правительства в 1937 г. расценивался как отказ от создания единого национального движения, от принципа, который долгое время был важнейшим в программе ИНК. Этот факт «отрезвил» тогда лидеров Мусульманской лиги и преобладающее большинство умеренных мусульман, готовых идти на сближение с ИНК.  

На очередной сессии Мусульманской лиги в Калькутте  в 1938 г. М. А. Джинна выступил с заявлением, что отныне его партия  будет строить отношения  с Конгрессом на основании «полного равноправия», а не на правах религиозного меньшинства.29 Была проведена своеобразная «чистка» партийных рядов, поскольку долгое время многие члены Мусульманской лиги состояли на правах двойного членства в ИНК. Теперь сочувствующих ИНК исключали из партии,  а Мусульманская  лига взяла  курс на создание национального  государства мусульман.

Как уже отмечалось раннее, до конца 30-х гг. ХХ в. Мусульманская лига  не была массовой партией. На это был ряд причин. Во-первых, главной причиной этого служило отсутствие организационной основы как в центре так и в провинциях. Мусульманская элита в своем большинстве интересовалась сиюминутной выгодой, получаемой от достижения властных законодательных полномочий, и реально не интересовалась проблемами народных масс. С этой точкой зрения согласны большинство современных отечественных специалистов, а так же многие британские и индийские исследователи.30  Кроме того, следует отметить, что Мусульманская лига с момента появления не стремилась стать народной и не могла претендовать на первые роли в национально-освободительном  движении, поскольку представляла интересы религиозного меньшинства. Другое дело, что партия стремилась к тому, чтобы интересы данного меньшинства не ущемлялись индусским большинством и искала  пути сотрудничества с партнерами по движению за независимость на равноправной основе. Из этого следует вторая причина, по которой Мусульманская лига не могла стать народной. Многие члены Мусульманской лиги были тесно связанны как политическими, так и экономическими связями с членами ИНК, нередко принимали участие в съездах и той и другой партии, и это было связано с общей идеей достижения независимости. Ведь главной идеей Мусульманской лиги до 1937 г. было сохранение единства на  равноправной основе наций избирать и быть избранным. В третьих, важным фактором в праве быть народной партией ИНК выиграл по качественному составу лидеров, поскольку М. К. Ганди, как отмечали многие конгрессисты, удалось сделать из элитарной партии  истинно народную партию. Такого лидера в Мусульманской лиге не было, поскольку М. А. Джинна не отвечал требованиям народного любимца, поскольку не был из его числа и не придерживался религиозных догматов.31 М. Икбал - человек, который мог отвечать всем требованиям народного лидера, плохо подходил на роль партийного функционера. Многие специалисты сходились на мнении, что при нем Мусульманская лига могла бы стать еще одним террористическим очагом, поскольку в методах борьбы он не видел принципиальных различий.32  В-четвертых, далеко не последнюю роль в политической расстановке сил в Индии играла британская колониальная администрация, которое в разные периоды времени стимулировала рост и активность противоборствующих сил, поддерживая то одну, то другую сторону.33

После выборов 1937 г. старые лозунги о невозможности   совместного проживания на одной территории индусского большинства и мусульманского меньшинства, концепция «двух наций» получили вторую жизнь в программах Мусульманской лиги. Даже М. А. Джинна, который был далек от религиозных догматов и национально-шовинистических идей исламского толка и был в большей степени секуляристом, нежели коммуналистом, подхватил идею «двух наций».

Аргументация М. А. Джинны в пользу существования «двух наций» — индусской и мусульманской — сводилась к тому, что ислам и индуизм — это не просто две религии, а различные социальные системы с особой философией, историей, литературой, обычаями, и подкреплялась ссылкой на политическую реальность — неизбежность господства индусского большинства над мусульманским меньшинством в будущей независимой    Индии. В условиях, когда средние слои, а отчасти и массы населения
пробуждались к политической жизни, это были доходчивые    и
понятные  аргументы.
34   В  основу  плана  создания   самостоятельного мусульманского государства была положена теория «двух наций» -индусской  и  мусульманской.     М.  А.  Джинна  говорил в марте 1940 г.: «... история последних двенадцати столетий не достигла единства  (индусов и мусульман - М. Г.) и    была    в течение этих веков свидетельницей Индии, разделенной на индусскую Индию и мусульманскую Индию. Нынешнее искусственное единство Индии восходит лишь к британскому завоеванию и поддерживается британскими штыками...».35 

Главные положения нового плана Мусульманской лиги охарактеризовал М.А. Джинна в своем выступлении на Мадрасской сессии  Мусульманской лиги в апреле 1941 г.36 Он считал, что основу этого плана должны составить «четыре столпа национальной жизни мусульман» - развитие просвещения, экономическое и социальное развитие мусульманской общины, создание армии политических работников, пропаганда теории «мусульманской нации» и необходимости создания «независимого мусульманского государства»37

Лидеры Мусульманской лиги взяли курс на создание массовой партии, и в этом им помогал пример партийной организации ИНК.   В каждом городском секторе или сельском департаменте были созданы первичные организации партии. Чтобы считаться членом Мусульманской лиги, нужно было состоять в какой-либо первичной организации, причем только в одной. Представители первичных организаций формировали отделение Мусульманской лиги, т.е. ее районную организацию и отвечали за деятельность партии в пределах своего сектора. От каждых 100 членов первичных организаций избирался один представитель в организацию департамента или сектора.38  На общих ежегодных собраниях организации департамента (сектора) избирались представители в провинциальную организацию Мусульманской лиги.

Эти не столь сложные шаги позволили в 1940 г. Мусульманской лиге иметь 300 первичных организаций и насчитывать в своих рядах около 89 тысяч членов39. Благодаря организационным преобразованиям Мусульманская лига   превратилась в  крупную партию, хотя к началу Второй Мировой войны ещё не могла составить конкуренцию ИНК. В 1941 г. членами Мусульманской лиги было 112078 человек. По данным, приводимым английским исследователем Р. П.  Даттом,  Мусульманская лига к концу Второй Мировой войны насчитывала  два миллиона человек.40

Трудно судить о достоверности данных цифр, поскольку все они, главным образом, опираются на статистические данные, представленные самой Мусульманской лигой. Однако тот факт, что политическое структурирование мусульманской организации приобрело черты народной партии, являлось реальностью. Основной причиной  изменений в партийной организации была смена политических приоритетов.  Проблема  будущего территориального устройства страны, а точнее создания государства для мусульман приобрела первостепенное значение. На  сессии  Мусульманской лиги в  Лахоре 24 марта  1940 г. была одобрена резолюция, призывавшая к образованию «независимых государств» мусульман Индии, а  Рабочему комитету было поручено разработать проект конституции, предусматривавшей, что отдельные регионы с мусульманским населением будут    наделены    всеми правами, включая вопросы обороны, внешних сношений, коммуникаций и др.41

Лахорский призыв многими членами ИНК не был услышан, либо проигнорирован вообще. Лишь М. К. Ганди дал комментарий новой политической линии Мусульманской лиги с позиции индусской религиозной морали было опубликовано его  обращение к мусульманам  страны в газете «Хариджан», но при этом мусульмане  эту газету не читали. М. К. Ганди  еще раз заявил, что индусы, мусульмане, парсы и христиане почитают одного бога, что Коран якобы не делает различий между мусульманами и индусами и что раздел означал «неистину», т. е. нечто, противоположное    богу.42   Складывалось ощущение, что лидеры ИНК не хотели и не могли воспринимать решения Мусульманской лиги как серьезные аргументы к действию и не ставили их в ранг конкурентов в политической борьбе за независимое государство. Даже если они высказывались по идейным соображениям мусульманских лидеров, то это выглядело как  письмо на ином языке, непонятном для тех, к кому оно было обращено.43 

Серьезные коррективы  в расстановку политических  сил внесла Вторая Мировая война. В ИНК политику и стратегию партии в период войны определял  Дж. Неру.  ИНК, заявив об отказе помогать Великобритании в борьбе с фашизмом без всяких условий. Лидеры ИНК были уверены в том, что Индия сможет внести действительно весомый вклад в антифашистскую борьбу лишь после достижения независимости и создания национального правительства. В 1942 г. после захвата Японией практически всех британских владений в Тихом океане и Юго-Восточной Азии консерватор Уинстон Черчилль (1874-1965), возглавлявший военный кабинет, при всем своем презрении к компромиссам с колониями, был вынужден направить в Индию миссию спикера палаты общин Стаффорда Криппса (1889-1952) с предложениями о конституционном переустройстве.44 Индии был обещан статус доминиона по окончании войны, провинциям же – право на самоопределение, теоретически предполагавшее под собой возможность не вступления в состав будущего доминиона. Однако в тех конкретно-исторических условиях, при той степени влияния ИНК в индийском обществе эти идеи были  практически не актуальными.45 

Английское правительство опасалось, что при уступках ИНК и передаче контроля над военными ведомствами «жемчужина в короне Британской империи» может переметнуться на сторону соперника и стать врагом  Великобритании. А прецеденты для мнительного У. Черчилля имели огромное значение в эти трудные времена, поскольку ИНК уже дискредитировал   себя, уходом одного из видных деятелей партии С. Ч. Боса в стан врага.  С. Ч. Бос организовал  «Форвард блок» в целях ускорения свержения британского колониального господства на субконтиненте и пошел на союз с «державами оси», основав Индийский легион в Германии из числа пленных индийцев и индийских эмигрантов.  Индийская армия С. Ч. Боса  принимала участие в боевых действиях против британских войск  на стороне японских сил в Бирме.

Отказ британских властей пойти на уступки в военной сфере побудил ИНК под нажимом М. К. Ганди начать в августе 1942 г. массовое движение под лозунгом «Уйдите из Индии».46 Расчет был на то, что оно перерастет в общеиндийское восстание. Однако ответом колониальной администрации было полное запрещение деятельности ИНК,  а её лидеры до конца Второй Мировой войны пребывали в тюремном заключении. Лишь М. К. Ганди был выпущен на свободу летом 1944 г. по состоянию здоровья.

В данных условиях партия М. А. Джинны не могла и мечтать о такой легкой победе над своими соперниками руками колониальных властей. После подавления августовского восстания 1942 г.47 силами колониальных войск, в политической истории Британской Индии произошли серьезные изменения.  Мусульманская лига поддержала действия британской колониальной администрации и отошла от национально-освободительной борьбы. Взамен мусульманам было обещано самим  определять свое место в будущей политической системе Индии.   Фактически Лига вернулась во время Второй Мировой войны на платформу тридцатилетней давности и направила свой гнев против «индусского» ИНК. М. А. Джинна, с огромной выгодой для своей организации, использовал образовавшийся «вакуум». За время, прошедшее с августа 1942 г. до освобождения конгрессистов в 1945 г., Мусульманская лига упрочила свое влияние, сумела сформировать министерства в Пенджабе, Синде и Северо-Западной пограничной провинции. В декабре 1943 г. на сессии Мусульманской лиги в Карачи в противовес гандистскому лозунгу « Уйдите из Индии» был, выдвинут другой – «Разделите и оставьте Индию».48 Руководство партии сформировало «комитет действия» для подготовки мусульман к завершающему этапу борьбы за Пакистан.49

Лозунг Пакистана приобрел большую популярность среди мусульман. «Пакистан стал магическим словом. Он возбудил воображение миллионов мусульман во всей стране. Пакистан родился только тогда, когда появилось это слово. Раньше Пакистан был лишь философской идеей, теперь же стал живым голосом миллионов». Так оценивал  ситуацию того времени пакистанский историк С. Латиф.50

После окончания войны и освобождения конгрессистов в Индии стало две народные партии, а судьба будущего раскола была предрешена. Однако окончательный ответ на образование единого или раздельных по конфессиональному признаку государств могли  определить выборы в законодательные органы страны.

Выборы    в Учредительное    собрание,    состоявшиеся    зимой  1945 - 1946 гг., расценивались М. А. Джинной как референдум по вопросу о Пакистане. В ходе предвыборной кампании руководитель и активисты партии в значительной степени преуспели,    внушая мусульманам, что в случае установления  «индусского  правления» им уготовлено «порабощение» и «участь, подобная судьбе евреев в Германии».51 Результаты выборов показали полную поляризацию политических сил на религиозно-общинной  основе.  Мусульманская лига  получила  в  законодательных собраниях провинций 427 мест, не добившись   победы лишь в 14 мусульманских округах. ИНК получил 930 мандатов.52 В итоге ИНК образовал правительства в восьми  провинциях, Мусульманская  лига  в двух  (Синде и Бенгалии), а  в Пенджабе, где Лига обладала относительным большинством, при поддержке ИНК правительство было сформировано Юнионистской партией.53 Решение вопроса о единстве или о создании двух независимых государств оставался открытым. Веское слово в решении данной проблемы должно было сказать британское правительство.

В 1944 г. А. Уэйвеллом, сменившего лорда Линлитгоу на посту вице-короля провел ряд встреч с М. К. Ганди и М. А. Джинной по вопросу будущего устройства Индии.54 Единой позиции по данному вопросу выработать не удалось. ИНК давал согласие на образование Пакистана путем всенародного выбора и лишь  после достижения независимости. Мусульманская лига считала, что данный вопрос должен был быть решен до достижения независимости.

Соглашение удалось достигнуть весной 1945 г. на переговорах между генеральным секретарём Мусульманской лиги Л. А. Ханом и лидером фракции ИНК в Центральном законодательном собрании Б. Десаи.  Договорились, что по 40% мест в законодательных органах должны приходится на представителей  двух крупнейших  партий, а 20%  мест доставались остальным партиям.55 Однако «План Уэйвелла» не нашел дальнейшего  развития, поскольку политические изменения в самой Великобритании внесли определенные коррективы будущего устройства Британской Индии.

После разгрома гитлеровской коалиции, с приходом к власти в Англии лейбористского кабинета Клемента Эттли, на волне общего подъема освободительного движения в странах Востока, правящие круги метрополии пришли к пониманию того, что удерживать колониальные территории, особенно Индию, в составе империи более не представляется возможным.  Новым британским кабинетом была принята I декларация от 19 сентября 1945 г., которая гарантировала Индии федеративную конституцию, законодательное собрание и временное правительство на период передачи власти.56 Следует отметить, что колониальная администрация не считала целесообразной идею раздела как не устраняющую из политической жизни Индии проблему межобщинных отношений. При любом разделе в Индии оставалось не менее 20 млн. мусульман, в то время как в состав Пакистана попадали области Бенгалии, Пенджаба и Ассама, заселенные преимущественно индусами.57 

15 марта 1946 г. премьер-министр Эттли издал II декларацию об индийской политике лейбористов, в которой объявлялось о предоставлении Индии статуса доминиона, а в апреле 1946 г. состоялись выборы в провинциальные законодательные собрания.58 ИНК получил абсолютное большинство голосов по общей (индусской) курии во всех провинциях, а по мусульманской — лишь в Северо-Западной пограничной провинции. Мусульманская лига получила большинство голосов по мусульманской курии в провинциях с индусским большинством и в Бенгалии, где большинство составляли мусульмане. В Пенджабе и Синде, где мусульмане составляли большинство, голоса по мусульманской курии Мусульманской лига разделила с оппозиционными местными партиями.59

В мае 1946 г. К. Эттли заявил о намерении Британского правительства осуществить передачу власти в  Индии.60 На основе соглашения между всеми индийскими партиями и организациями предполагалось сформировать Временное правительство и Учредительное собрание для выработки конституции независимой Индии.

План К. Эттли вобрал в себя основные положения проекта декларации 1942 г. и предусматривал превращение Индии в Федерацию провинций, обладавших правом выхода из ее состава.61 В 1946 г. эти положения создавали гораздо более реальную возможность выхода из федерации территорий, населенных преимущественно мусульманами, с целью основания Пакистана. Мусульманская лига сразу же приняла этот план, а лидеры ИНК после некоторых колебаний его отклонили. Соглашение вновь не было достигнуто.  Многие полагали, что еще не все потеряно, но будущее показало, что фактор времени сыграл огромную роль в решении проблемы создания альтернативы разделу Индии. Согласно вышеупомянутому плану К. Эттли, сторона, отказавшаяся его принять, автоматически “выпадала” из процесса формирования переходного кабинета. Тем не менее, вопреки данному условию, в июле 1946 г., после того как Дж. Неру был избран председателем ИНК, колониальная администрация предложила ему взять на себя создание Временного правительства Индии. Это правительство должно было функционировать как Исполнительный совет при вице-короле Уэйвелле  и нести ответственность перед британским парламентом.62 Коалиционное по характеру, оно представляло все политические партии страны. В Учредительное Собрание, члены которого избирались законодательными собраниями провинций, из 292 мест, выделенных для Британской Индии, ИНК получил 203 места, Мусульманская лига — 73.63

Об этом событии А.К. Азад писал: «Принятие плана миссии английского кабинета одновременно и  Конгрессом  и Мусульманской лигой явилось триумфальном событием в истории    освободительного    движения    в Индии».64  Однако    27 июля    Совет Мусульманской лиги  круто изменил  свою  позицию  и,  полностью опровергнув план миссии кабинета.  16 августа  1946 г было объявлено   о   начале    прямых действий за создание Пакистана.65

Очевидно одной из причин столь кардинального изменения политических ориентиров в достижении независимости стало высказывание Дж. Неру по поводу будущего устройства Индии. Дж. Неру 7 и 10 июля 1946 г. говорил о том, что ИНК согласился лишь участвовать в Учредительном собрании, а не принять план миссии и принцип региональной группировки провинций по конфессиональному признаку. Дж. Неру подчеркнул, что ИНК считает себя вольным по своему усмотрению вносить в  план миссии любые изменения.66  В период накала  страстей, когда каждое слово и каждый шаг противника истолковывались как наступление на свои позиции, высказывания  Дж. Неру  могли расцениваться как отказ будущей правящей партии (ИНК обладал абсолютным большинством в Учредительном собрании - М. Г.) предоставлять автономии мусульманским провинциям. По словам А. К. Азада, выступление Дж. Неру  подействовало на М. А. Джинну как взрыв бомбы и побудило руководство Мусульманской лиги принять решение о начале прямой борьбы за Пакистан.67

После отказа участия Мусульманской лиги в  работе Учредительного собрания в октябре 1946 г. проблема территориального устройства страны была решена в пользу мусульманской автономии.

20 февраля 1947 г. в палате общин К. Эттли выступил с заявлением «об окончательном уходе англичан из Индии не позднее июля 1948 г.», подчеркнув, что в случае не создания к этому сроку центрального правительства Индии власть будет передана отдельным провинциям.68 

Назначение точного времени ухода  англичан с субконтинента «породило» в партиях «чувство цейтнота», поскольку передача власти отдельным провинциям могла обернуться катастрофой для всех. В первую очередь этот процесс мог отрицательно сказаться  для партий на нежелание княжеств вступать в то или иное государство.69  Это грозило расчленением территории Британской Индии на множество мелких независимых государств. На фоне данного процесса и поставленного выбора перед политическими силами аргумент в пользу образования  двух доминионов, разделенных по конфессиональному признаку, был решающим.  

В марте 1947 г. в Дели был направлен новый вице-король Маунтбэттен (1900-1979), которому предстояло провести переговоры с индийскими лидерами и выработать план передачи власти. Отдавая последние распоряжения Маунтбэттену перед отъездом, премьер-министр указывал, что «надо стремиться к четко определенной цели – формированию единого правительства для Британской Индии и княжеств, предпочтительно в рамках Британского Содружества»70.  Маунтбэттен получил разрешение обнародовать не только цели, но и совершенно точную дату передачи власти – 15 августа 1947 г.71 В этот день исполнялась 2-ая годовщина капитуляции Японии во Второй Мировой войне, и английское правительство хотело присовокупить к этому дню победы сил демократии еще одно событие – провозглашение независимости Индии. Английское правительство имело явное желание «даровать» свободу индийскому народу и априори она сталкивалась с необходимостью расчленения Британской Индии по религиозному признаку, ради сохранения контроля над субконтинентом в рамках  Британского Содружества наций.

В Индии же в марте 1947 г. обстановка продолжала накаляться. Выступая перед мусульманскими журналистами в Бомбее, М. А. Джинна сказал, что «нет основы для сотрудничества с индусами… было время, когда замысел Пакистана вызывал одни насмешки, но…это единственное решение, которое делает честь нашему народу… У нас будет Пакистан!».72 По стране вновь прокатилась волна индусско-мусульманских столкновений. В этих обстоятельствах 8 марта 1947 г. Рабочий комитет ИНК собрался на чрезвычайную сессию и обратился ко всем политическим силам страны: «В этот час, когда должны быть приняты окончательные решения…мы призываем все партии к отказу от насильственных методов и мирному сотрудничеству… Оставим разногласия в прошлом».73 Рабочий комитет ИНК определенно дал понять, что “конституция, которую выработает Учредительное собрание, распространится только на те области, которые примут ее».74 

В июне 1947 г. Всеиндийский  комитет Конгресса большинством голосов (157 из 218) и Совет Мусульманской лиги почти единогласно высказались за раздел. В полночь с 14 на 15 августа 1947 г. закончилось правление Великобритании в Южной Азии, и возникли два независимых государства — Индийский Союз и Пакистан.75

В состав Индийского Союза вошли Бомбей, Мадрас, Центральные провинции, Орисса, Бихар, Соединенные провинции, восточный Пенджаб, Западная Бенгалия и Ассам общей площадью 3,288 тыс. кв. км.  и населением 320 млн. человек. Территория Пакистана составили Западный Пенджаб, Синд, Северо-Западная пограничная провинция, Белуджистан, Восточная Бенгалия и Силхетский округ Ассама площадью 945 тыс. кв. км.76 Однако окончательное решение проблемы определения государственных границ между двумя доминионами оставались не решенными, и предстояла еще борьба за присоединение княжеств.77 

Территориальный вопрос между Республикой Индией и Пакистаном и сегодня занимает первые строки в сводках газетных новостей. Не проходит и десятилетия без крупных  конфликтов на границах этих государств, составлявших  некогда единое целое – Британскую Индию. Почему вопрос территориального устройства страны после достижения независимости стал важнейшим в истории «жемчужины в короне Британской империи»? Ответов на данный вопрос с годами только прибавиться, но причины можно выделить уже сегодня.

Во-первых,   причина, по которой территориальный вопрос явился  ключевым в истории Британской Индии, стало противопоставление мусульманской и индусской религиозных общин на уровне политических организаций.  Данный процесс берет свое начало на заре ХХ в., когда уже сложились основные концепции «двух наций» и «государства Пак».78 Развитие данных концепций, основанных на антитезах «мы - они», были связаны, главным образом, с отсутствием у основных политических сил в Британской Индии четкой программы решения общинно-религиозных и этнонациональных проблем. В первую очередь это связано со слабостью программных установок ИНК и недооценкой последствий                     индусо-мусульманских противоречий. Развитие процесса межобщинной розни могло  быть на руку британскому правительству, поскольку в этом направлении оно видело способ ослабления единого  национально-освободительного движения. Действия метрополии в данном процессе можно оценивать как действие катализатора, способствующего усилению роли межконфессиональных противоречий.  Это особенно было заметно в периоды усиления  народно-освободительных движений.

Во-вторых, проблема межобщинной розни стала возможной в борьбе программных установок партий. ИНК выступал за единство освободительного движения в борьбе за  независимость, и потому его лидеры готовы были идти на объединение с другими партиями на условиях, в большей степени, невыгодных для них. Во многом благодаря закону  Морли - Минто 1909 г.  было юридически оформлено противостояние мусульманской и индусской общины. Речь идет о создании куриальной системы выборов, которая была предложена для выборов в законодательные органы страны. Большим просчетом со стороны ИНК было признание данной системы выборов и тем более усиление позиций мусульманской курии. После объединительного съезда  ИНК и Мусульманской лиги  в 1916 г. позиции  мусульман последовательно усиливались. Фактически выступая за секуляризм, ИНК  совершил тактическую ошибку и поддержал панисламистское халифатское движение,  с которым партия ничего общего  не имела. Признание  единственно народной партией системы бронирования мест в законодательных органах страны  было шагом к возникновению территориальных споров в будущем. «Законы об управление Индией» в 1919 г. и 1935 г. лишь закрепили куриальную систему выборов. Противоречивые действия ИНК, которые вначале признало куриальную систему выборов, а потом  отвергала её, вынуждало всех  играть по правилам колониальных властей. «Законы об управление Индией» (1919, и 1935 гг. ) были приняты британским правительством с учетом интересов основных политических сил, но без их участия.

В-третьих, необходимо отметить недооценку со стороны ИНК сил соперника и переоценкой собственных сил в политическом противостоянии. Известно, что вплоть до конца 30-х гг. ХХ в. Мусульманская лига не являлась массовой партией, членство в партии можно было сравнить с пропуском в элитарный круг. ИНК, напротив, пользовалась огромной популярностью народных масс и часто использовала последних в массовых движениях неповиновения. Мусульманская лига выступала за политическую автономию провинций с компактным проживанием мусульманского населения в рамках единого государства. Эти паритетные начала Мусульманской лиги, когда не ставилось под сомнение единство и целостность независимого государства, должны были устраивать Конгрессистских лидеров.

Однако выборы в законодательные органы страны в 1936 г. стали отправной точкой в деле изменения  политических ориентиров партий. Безусловно, крупная победа ИНК на  выборах  позволила не считаться с мнением Мусульманской лиги о предоставление политической автономии. Поражение Мусульманской лиги позволило её лидерам  переосмыслить значение свободы для людей, исповедующих ислам в Британской Индии и начать прямую борьбу за создание собственного государства. В условиях поляризации социально-политических сил просчеты ИНК  способствовали росту влияния Мусульманской лиги и идеи создания «государства Пак». 40-е гг. ХХ в. стали триумфом Мусульманской лиги, поскольку им удалось упрочить свои позиции благодаря сохранению лояльности к действиям британского правительства в период Второй Мировой войны.  ИНК не испытывал должного единства в поддержке колониальных властей и в  сложный период  боевых действий для Великобритании делал ставки на её поражение.

Раздел Британской Индии  по конфессиональному признаку  на два доминиона: Индийский Союз и Пакистан является уникальным событием для истории новейшего времени. Исполнительский талант национальных  политических сил Британской Индии и британской администрации представляется нам поспешным в  разрешении конфликтных  ситуаций между общинами.  Допущенные при проведении  границ   неточности  стали причиной   многих пограничных споров и трений. 1/3 населения Бенгалии и Пенджаба остались в Индии, 2/3 в Пакистане. В итоге раздела на территории Индии оказались сосредоточены 90% разведанных запасов полезных ископаемых, 90% добывающей и обрабатывающей промышленности. п За Пакистаном остались почти все чайные плантации и большая часть продовольственных земель и лишь 10% от промышленного потенциала Британской Индии.  С этими просчетами, главным образом, были  связаны проведения аграрной реформы в Индийском Союзе и индустриальной реформы в Пакистане.

Объективно, различия  между конфессиональными общинами, каждая, из которой обладала полиэтничностью  вплоть до конца 30-х гг. ХХ в. могла быть решена в рамках единого государства. Это позволило бы сохранить единство экономических и социальных связей и решить вопрос территориального администрирования мирным путем предоставления определенных финансовых и политических свобод в рамках федеративной системы.

1 Празаускас А. А Этнос, политика и государство в современной Индии. М., 1990.-Р. 97.

2 Реформа Морли – Минто (Закон 1909 г.) предполагал применение куриальной системы выборов в провинциях по конфессиональному признаку.

3  Malik H. Muslim Nationalism in India and Pakistan. Washington, 1963.-Р.225-226.

4 Bahadur L. The Muslim League. Its History, Activities and Achievements. Agra, 1954.-Р. 95-96.

5 Джихад - священная война мусульман  против неверных (иноверцев).

6 Гомруль - букв. самоуправление. Изначально известно как движение за создание самостоятельного парламента и ответственного  перед ним правительства в Ирландии. Движение гомруль получило широкое распространение в годы первой Мировой войны  в Британской Индии.

7 Халифатское движение historic.ru/books/item/f00/s00/z0000015/st050.shtml. доступ свободный.

8 Монтегю Эдвин Самюэль (1874-1924)- английский политический деятель. В 1910-1914 гг.  был помощником секретаря по делам Индии, 1917-1922 гг. –государственный секретарь по делам Индии. Челмсфорд Фредерик Джон Нейпир (1868-1933). Лорд – вице-король Индии (1916-1921).

9  India Legislative Department. Indian Legislative Ruless -  London, 1936. -Р. 36.

10 India Legislative Department. Indian Legislative Ruless -  London, 1936. -Р. 48.

11 India Lows, Acts Dominion Legislature of India. Calcutta, 1950. - Р. 152.

12 Празаускас А. А Этнос, политика и государство в современной Индии. М., 1990.-С. 96.

13 Mahajan V. D. The Nationalist Movement in India. New Delhi, 1979.-Р. 352.

14  Подъем антиколониального движения после окончания Первой мировой войны. www.history.ru/index.php?option=com_ewriting&Itemid=117&func=chapterinfo&cha  доступ свободный.

15 Choudhari S. Growth of Nationalism in India. Vol. 2. New Delhi, 1973. -Р. 393.

16   Pandey B. N. (ed.) The Indian Nationalist Movement, 1885-1947. Selected Documents. – London – Basingstike, 1979.-Р. 177.

17 См. подробнее Володин А. Шаститко П. «Пусть не обманет надежда !.. Жизнь и борьба Джавархалала  Неру. М., 1990. - С. 118- 123.

18 Конституционный проект 1928 г. принято еще называть «конституция Мотилала Неру», поскольку он возглавлял комиссию по её разработке.

19 Bahadur L. The Muslim League. Its History, Activities and Achievements. Agra, 1954. - Р. 126-129

20 Joint Committee on Constitutional Reform. Report. - London,1934; Report of the Indian Statutory Commission (Simon Report). Vol.     1-2 - London,1934; India. Round Table conference. 1-3 Session. London, 1931-1933

21 India. Round Table conference. 1-3 Session. London, 1931-1933. - Р. 4.

22 India. Round Table conference. 1-3 Session. London, 1931-1933. - Р. 12.

23 India. Round Table conference. 1-3 Session. London, 1931-1933. - Р. 28.

24 Мусульманская лига готова была отказаться от системы резервирования в том случае, если ей гарантировалось мусульманское большинство в  законодательных органах Пенджаба и Бенгалии, а так же 1/3 мест в провинциях, где мусульмане составляли меньшинство.  

25 «Законе об управление Индией» 1935г , его система и значение довольно широко представлены как в современной отечественной научной, так и зарубежной литературе  и мемуарах участников событий. К примеру: Овсянников В. И., Родригес А.М. Политическая история государств Азии и Северной Африки. XX век. В 2-х т. Т. 1. – М., 1996; Ерекешева Л. Раздел Британской Индии: новый взгляд на драматические события полувековой давности // Азия и Африка сегодня. 1998. № 2; Bosu D. D. Introduction to the Constitution of India. New Delhi, 1985; Nehru J. Speeches. Vol.3- 4. Delhi, 1965-1968; результаты и значение данного     «Закона …» рассмотрены в части 1.4. данной работы.

26 Неру Дж. Открытие Индии. М., 1955. - С. 44.

27 Mahajan V. D.  The Nationalist Movement in India. New Delhi, 1979. - Р. 429-430.

28 Азад А. К. Индия добивается свободы. М., 1961.- С. 235.

29 Jinnah M. A.  Speeches and Writings of Mr. Jinnah. Vol. 2- Lahore, 1964. - Р. 181.

30 См. к примеру: Рыбаков Р. Б. Буржуазная реформация индуизма. М., 1981; Празаускас А. А Этнос, политика и государство в современной Индии. М., 1990; Комаров  Э. Н. Чичеров А. И. Тенденции политического развития современной Индии. Идеологические проблемы  современной Индии. М., 1970; Володин А. Г. Индия: становление институтов буржуазной демократии. М. 1989; Saeed K. B. Pakistan: The Formative Phase 1857 - 1948. L., 1968;  Азад А. К. Индия добивается свободы. М., 1961; Guha A. C. India,s Straggle Quarter of a Century 1921-1946 Pt. 1. New Delhi;  Datta K. K. Renessance, Nationalism and Social Changes in   Modern India. Calcutta, 1965.

31 Подробнее о личности М. А. Джинны см. в данной работе, части 1. 2.

32 Подробнее о личности  и взглядах М. Икбала см. в данной работе, части 1. 2.

33 Особенно этот факт хорошо заметен на  примере консультаций по реформе Морли -Минто 1909 г. и принятия  «Закона об управление Индией»  1935 г.

34  Празаускас А. А Этнос, политика и государство в современной Индии. М., 1990. - С. 105.

35 Pandey B. N. The Indian Nationalist Movement, 1885-1947. Selected Documents. London - Basingstike, 1979. - Р. 155.

36 Foundations of Pakistan: All-India Muslim League document. 1906-1947. / Ed. By Pirzada S.S. New Delhi, 1982. - Р. LXXVI.

37  Foundations of Pakistan: All-India Muslim League document. Karachi, 1970, vol. II., pp. 361-362; Speeches and Writings of Mr. Jinnah. (Collected and Edited by Jamil-ud-din Ahmad). vol. 1, Labor, 1968. - Р. 249-253.  

38 Zaidi Z.H. Aspects of The Development of Muslim League Policy 1937 - 1947. // The Partition of India. Policies and Perspectives. 1935 - 1947. Ed. by C.H. Philips and M.D. Wainwright. London, 1970.- Р. 269.

39 Foundations of Pakistan: All-India Muslim League document. 1906-1947. / Ed. By Pirzada S.S. New Delhi, 1982, vol. 1. - Р. LXXL.  

40 Datt R. Palm. India Today and Tomorrow. London, 1955. - Р. 235.  

41 Pandey B. N. The Indian Nationalist Movement, 1885-1947. Selected Documents. London - Basingstike, 1979. - Р. 154 - 155.

42 Merriam A. H. Gandi vs Jinnah. The Debate Over the Partititon of India. Callcutta, 1980. - Р. 69-70.

43 Показательными по данной проблеме стала серия переговоров между М. А. Джинной и М. К. Ганди в  сентябре  1944 г.  См. подробнее: Merriam A. H. Gandi vs Jinnah. The Debate Over the Partititon of India. Callcutta, 1980.

44 A Documents history of Indian Political Events from the crisis of August 1942 to October 1943. – New Delhi: The Hindustan Times, 1943. - P. 58.

45  India. (Lord Privy Seal's Mission). Statement and Draft Declaration. – London, 1942. -Р. 75-82.

46 Patil V. T. Gandhi, Nehru and the Quit India Movement: A Study in Dynamics of a Mass Movement. New Delhi, 1985.-Р. 57-58.

47 См. подробнее: Черешнева Л. А. “Августовская революция” 1942 г. в Индии. Диссертация кандидата ист. наук. – Воронеж, 1995/

48 Merriam A. H. Gandi vs Jinnah. The Debate Over the Partititon of India. Callcutta, 1980. - Р. 86.

49 Черешнева Л. А. “Августовская революция” 1942 г. в Индии. Диссертация кандидата ист. наук. – Воронеж, 1995. - С. 175-179.

50  Цит по:Merriam A. H. Gandi vs Jinnah. The Debate Over the Partititon of India. Callcutta, 1980.-P. 91.

51 Jinnah M. A.  Speeches and Writings of Mr. Jinnah. Vol. 2. Lahore, 1964.-P. 214.

52 Speeches and Documents on the Indian Constitution 1921-1947 / Sel. By M. Gwyer and A. Appadorai. In 2 vols. Vol. 2. – Bombay, 1957.-Р. 84.

53 Празаускас А. А Этнос, политика и государство в современной Индии. М., 1990., с. 108

54 Merriam A. H. Gandi vs Jinnah. The Debate Over the Partititon of India. Callcutta, 1980.-P. 189-191.

55 Merriam A. H. Gandi vs Jinnah. The Debate Over the Partititon of India. Callcutta, 1980.-P. 190.

56 India Lows. Indian Independence Bill. - London, 1947. -Р. 12.

57 Новейшая история стран Азии  и Африки: ХХ в. В 3 ч. / Под. ред. А. М. Родригеса. -  Ч. 1 -М., 2001. - С. 191.

58 India Lows. Indian Independence Bill. - London, 1947. -Р. 35.

59 The Transfer of Power in India 1942-1947. Vol. 8. – London, 1979. - P. 584.

60 The Transfer of Power in India 1942-1947. Vol. 8. – London, 1979. - P. 591.

61 The Transfer of Power in India 1942-1947. Vol. 8. – London, 1979. - P. 597.

62 Черешнева Л. А. “Августовская революция” 1942 г. в Индии. Диссертация кандидата ист. наук. – Воронеж, 1995. -С. 186-187.

63 Празаускас А. А Этнос, политика и государство в современной Индии. М., 1990.- С. 109.

64 Азад А. К. Индия добивается свободы. М., 1961.- С. 223.

65 Празаускас А. А Этнос, политика и государство в современной Индии. М., 1990.-С. 109.

66 Mosley L. The Last Days of the British Raj. Bombay, 1971.-Р. 21.

67 Азад А. К. Индия добивается свободы. М., 1961. -С. 228-229.

68 Great Britain. Parliamentary Debates. House of Commons. Official Report. Vol. 433. – London, 1947.- P.1395-1398.  

69 После принятия «Закона об управление Индией» в 1935 г. княжества уже отказывались вступать в федерацию, и английское правительство не воспротивилось этому.

70 The Transfer of Power in India 1942-1947… Vol. 9. – London, 1980.- P. 972-974.

71 15 августа 1947 г. был датой образования Индийского Союза и Пакистана.

72 The Transfer of Power in India 1942-1947… Vol. 9. – London, 1980. -P. 927.

73 Speeches and Documents on the Indian Constitution 1921-1947 / Sel. By M. Gwyer and A. Appadorai. In 2 vols. Vol. 2. – Bombay, 1957. -Р. 241

74  Speeches and Documents on the Indian Constitution 1921-1947 / Sel. By M. Gwyer and A. Appadorai. In 2 vols. Vol. 2. – Bombay, 1957. -Р. 243.

75 Speeches and Documents on the Indian Constitution 1921-1947 / Sel. By M. Gwyer and A. Appadorai. In 2 vols. Vol. 2. – Bombay, 1957. - Р. 244;  Празаускас А. А Этнос, политика и государство в современной Индии. М., 1990.- С. 110.

76 Новейшая история стран Азии  и Африки: ХХ в. В 3 ч. / Под. ред. А. М. Родригеса. -  Ч. 1 -М., 2001. - С. 194.

77 Примерно за два года после обретения независимости доминионами 555 княжеств из 601 присоединились к Республике Индии, остальные к Пакистану. Подробнее в части 2. 2. данной работы.  

78 Термин «государство Пак» впервые был конкретизирован в 1933 г. индийским студентом  Кембриджского университета  Чаудхури  Рахматом Али, предложившим     название    «Пакистан», составленное из первых букв в названиях провинций с мусульманским большинством и заодно означавшее «страна чистых».

PAGE  30




Возможно эти работы будут Вам интересны.

1. Государство и политические партии как основные политические институты

2. Политические партии

3. Политические партии и выборы

4. Политические партии и общественные объединения

5. Политические партии, их понятие, функции и виды. Связь партий и государства в политической системе общества

6. Политическая корректность как признак британской культуры

7. Проверка NAT на многофункциональном устройстве

8. Вопрос об исторической основе русского литературного языка старшей поры

9. Математика Др. Китая и Индии

10. Организация технологического процесса при устройстве кровли жилого дома